Смерть в Белом Очаге

Рассказ из серии Эберрон

автор - Кейт Бейкер

Сегодня мы вернулись в Белый Очаг. Было время, я клялся, что моей ноги никогда больше не будет на Земле Скорби, что я никогда не вернусь на разоренную землю, которую когда-то называл домом. Но я слишком хорошо знаю, как просто нарушить клятву.
Также сложно, как это было для каждого из нас - вернуться к трупу Сайра, но труднее всех это путешествие перенесла Лей. Мне было тяжело смотреть на некоторые вещи, которые мы нашли, но некоторые из этих людей были ее друзьями и членами семьи.
Я только однажды бывал в Белом Очаге до этого, но я все еще мог видеть лица тех, кого встретил тогда. Каризал. Хэли. Дравот. Когда мы нашли зал, заваленный телами, я хотел найти Каризала, просто чтобы удостовериться. Но у нас были дела и время работало против нас. Пока мы искали, я слышал голоса из прошлого, шепчущие в моей голове. Мои мысли заскользили назад сквозь годы, назад к тому времени, когда я впервые увидел залы Белого Очага...


Мы стояли в Фелмарской Долине почти год. Пока война шла, она почти что стала частью культуры. Мы стояли на севере, а Бреландцы стояли на юге. Ни одна сторона не имела ресурсов и желания пытаться взять вражеские укрепления. Дело простое - патрулировать долину и поддерживать эту голубую линию на карте. Было время, я мог даже спать по ночам.
Затем появились Валенарцы. Валенарцам нравится война. Некоторые из них веками ждали возможности пролить столько крови. Эти чертовы эльфы - как кошки... они любят играться со своей добычей. И они могут видеть в темноте намного дальше, чем ты или я. Первый раз мы услышали о них, когда, проснувшись одним утром, обнаружили, что все наши ночные патрули были...
Что ж, я уверен, что вы видели такое.
После этого я не много спал.
Бреландцы больше даже не пытались атаковать. Им было достаточно ждать и позволить эльфам сделать всю грязную работу. Иногда валенарцы совершали набег конницей, но обычно они были призраками в ночи. Мы объединяли столько своих патрулей, сколько было можно, но мы должны были охранять долину, и такую охрану мы осуществляли, и каждое утро я узнавал, сколько мы потеряли за прошедшую ночь. Мои запросы подкрепления были отклонены. На севере каждый меч был посвящен ослаблению преимущества Каррнати, а на юге Совет Королевы был более заинтересован в защите Селирии, чем в удержании Фелмарской линии. Нам было приказано удерживать позиции и делать свою работу. Конечно, какой-то горстки эльфов недостаточно для свержения целого полка Королевских Стражей. Оказалось наоборот. Но совет все еще не мог предоставить людей или магописцев в помощь, так что они предприняли другое решение. Одним холодным терендорским утром я получил приказ отправиться в близлежащий кузнечный центр Дома Каннит. Я даже не знал, что рядом есть каннитская кузница, но Лей д'Каннит, наш механик, знала дорогу. Там я должен был встретиться с директором кузни и обсудить материальную помощь.
И так мы оказались в Белом Очаге.

"Наша страна теряет позиции по всем фронтам. Мой полк занимается безнадежной и самоубийственной обороной. Не самое ли лучшее время для прогулки по лесу?"
Это был риторический вопрос, но Пирс не воспринимал сарказм.
"Я уверен, что лорд военачальник не стал бы вам давать приказ уходить из долины, не имея причины, капитан Дейн". Голос Пирса был низким и спокойным, как вода, журчащая между камней. "Хотя и это непохоже на Дом Каннит - оказывать содействие без какого бы то ни было вознаграждения, магическое оружие, разработанное Домом может быть полезным в нашем деле".
"Да, отличный довод", - сказал я. - "Всегда доверяешься лорду военачальнику, да?"
Мне стоило восхищаться преданностью Пирса. Иногда я жалел, что не командовал целым взводом выкованных-войной. Они не едят, не спят, и они не отступают в панике, когда валенарцы одерживают над ними верх. Последнее свойство ясно дошло до моего сознания за последние две недели. Я думал, солдаты, которые не спят, лучше всего подходят для ночного патруля. Итогом этой маленькой теории стало то, что Пирс был единственным выкованным-войной в нашем взводе... не то чтобы плоть и кровь подходила лучше. Я высокий человек, но Пирс на хорошие три дюйма выше меня, а его длинный лук имеет как минимум семь футов от конца до конца. В сравнении с громоздкими джаггернаутами, которых можно видеть на поле боя, Пирс был стройным и грациозным. Он...
- Да, я знаю, выкованные-войной не имеют пола, но я не могу думать о друге "оно" -
... мог обогнать любого человека и двигаться бесшумно, как любой эльф. Пирс был единственным по-настоящему эффективным оружием, которое мы имели против валенарцев.
Выкованные-войной - тяжелые, как рыцари в полной броне. Пирс ездил на громадном сером боевом коне с Джоудом, сидящим позади. Маленький даже для полурослика, Джоуд немного добавлял к ноше жеребца.
"Что касается меня, я не вижу причин жаловаться, капитан", - сказал он. Джоуд был всегда свободен духом, с одной только слабой связью с иерархией в его Доме. Но его происхождение не вызывало сомнений. Он был лысым - редкость для полуросликов - и его драконья метка покрывала макушку его головы, сложный лабиринт яркого цвета. Эта метка позволяла ему поправлять плоть и кости одним прикосновением или мыслью, и как большинство членов Дома Джораско он не имел проблем с поиском работы в армии. "Хотел ли бы ты быть запертым в сырой крепости вместо того чтобы быть здесь снаружи, наслаждаясь солнцем и ветром?"
Мои задачи были предельно ясны: я должен был доставить Пирса и Леди Лей в Белый Очаг и никому не рассказывать об этом задании. Но Джоуд был больше, чем просто целитель. Он был также самым умным парнем, которого я когда-либо встречал, с умом острее даже меча моего дедушки. Хитрость Джоуда спасала меня большее количество раз, чем я мог запомнить, и к Хранителю в глотку лорда военачальника и его приказы.
Лей молчала всю дорогу и игнорировала насмешки. Сначала я подумал, что она намеренно игнорирует нас, но потом я увидел ее выразительность и понял, что она была поглощена мыслями. Она была механиком из Дома Созидания, который обеспечивал выкованных-войной и другое магическое снаряжение, предназначенное для полка. Драконья метка Лей была обычно не видна, но в ее происхождении не было сомнений. Дом Каннит был достаточно богат до войны, и если кто и выиграл с ее началом, так это оружейники. Ни одна страна не могла дать противнику преимущество, и платина потекла в каннитскую казну. Во всех смыслах это означало, что Лей была принцессой, и даже несмотря на то, что она решила служить армии Сайра, она держала себя с гордостью женщины из знати. У нее был бледный цвет лица, характерный для членов ее Дома, наряду с медно-рыжими волосами - черта Сайровских Каннит, которую некоторые называли "огонь из кузни". Если Джоуд поправлял плоть и кости, Лей работала с магией и сталью, и если он был живым, то она обычно была более отстраненной, забывшаяся в своих магических проектах.
"Лей!" - рявкнул я.
Она вздрогнула от неожиданности. "Что?"
Как помеченная драконами Лей не была частью иерархии Королевских Стражей Сайра и потому не была обязана признавать мой ранг.
"Мы уже около кузницы. До того, как мы добрались, я хочу побольше узнать. Кто такой этот директор Хэли? Чем они там занимаются? И почему мне было приказано из всех людей притащить Пирса?"
"Я не знаю", ответила она с кривой улыбкой. Я почти верил ей. "Я знаю, где находится Белый Очаг, но я не знаю, что за работа там ведется. Я никогда не слышала раньше, чтобы чужак был приглашен в кузницу. Приказ прошел через офис лорда военачальника, так что я полагаю, это часть соглашения между Домом и твоей королевой".
Твоей королевой. Это просто бесит меня. Мы здесь на сайранской земле, а Лей не испытывает лояльности к правителю этой страны. В ее глазах ее Дом был силой выше каких-то королей и королев. Воюя на одной стороне с сайранскими солдатами, она не видела в этом связи с общим делом. Заботясь о выкованных-войной, она просто делала работу.
Часть меня понимала ее. Я прошел тот же путь. Но я решил оставить его позади. Я делал ошибки на этом пути, отдавая свою веру слишком легко...
Но Сайр был другим. Сайр был единственной страной, которая придерживалась традиций старого королевства, единственная страна, которая не поддалась алчности и агрессии. Ужасы, что я видел, отняли у меня веру в божественную доброжелательность или врожденную доброту человеческой души. Но я еще верил в Сайр. Нас атаковали со всех сторон, но я знал, что мы как-то одержим победу, в конечном счете великое королевство Галифар будет восстановлено.
"Хорошо", - сказал я. - "Скажем, я тебе верю. Что я хочу знать - это..."
Я так и не закончил предложение. Возникло движение и неясные очертания жидкого металла в виде шести фигур, выплывших из тени. Это были выкованные-войной, каждый размером с Пирса. У каждого был арбалет на месте левой руки и длинный меч, закрепленный ремнями поперек их спин. Самое удивительным из всего был метал, из которого была сделана их броня. Похоже, это был сплав мифрила, но его цвет менялся и расплывался, делая выкованных почти что невидимыми в тени леса. Они двигались неестественно тихо, как будто поглощая все звуки вокруг.
И те арбалеты были направлены на нас.
Перед тем, как выкованный, стоящий спереди, полностью зарядил свой арбалет, мой меч был вне ножен, а я пришпоривал коня. Разведчик откатился перед тем, как я мог ударить его, и стрела арбалета прожужжала мимо моей головы.
Я услышал, как Лей кричит что-то на языке, который я не распознал, а затем она крикнула: "Дейн! Остановись уже! Брось оружие!"
Я ожесточенно поднял Греймейн. "В пасть Пожирателя! О чем ты говоришь?"
Я повернулся и заметил, что в то время, как другие пять выкованных нацелили свои арбалеты на мою голову, ни один из них не стреляет. Ни один.
"Просто сделай это!" - сказала Лей. - "Живей!"
Я бросил клинок своего деда в грязь. Выкованные-войной не шевелились, но они не напичкали меня арбалетными стрелами, и, я полагаю, это что-то означало.
Лей соскочила со своей лошади. Держа руки перед собой, ладонями вниз, она подошла к ближайшему выкованному-войной, протянула правую руку - руку, на которой было надето кольцо с гербом ее Дома. Блеснул свет, это герб дома мерцает в камне, подтверждая ее статус как потомка Каннит. Лей тихо сказала несколько слов, затем вернулась и оседлала лошадь.
"Это стражи Белого Очага. Они будут сопровождать нас большую часть пути".
"А если бы мы были просто случайным патрулем сайранских солдат?"
Лей улыбнулась. "Лучше не спрашивай".

Патруль выкованных-войной быстро вывел нас на расчищенный участок холма. В основании склона туннель, поддерживаемый деревянными опорами, уходил в глубину холма. У входа ждал человек. Он выглядел на свои сорок, но имел солидное сложение и держался самоуверенно. Его светлая кожа и рыжие волосы и усы говорили о его родословной из Дома Каннит, а голубая с серебром кокарда на сердце подтверждала это. Она носил клепаную кожанку, выкрашенную в темно-синий, и пять черных жезлов были закреплены на ремне.
Лей выглядела удивленной. "Это Дравот, один из лучших жезлов в Доме", - шепнула она. - "Он возглавлял бомбардировку Голан Рата".
Мы спешились, а Дравот поклонился и преклонил колено. "Леди Лей, вы почтили нас вашим присутствием". Он встал и одарил меня холодным взглядом, рука его лениво потянулась к одному из жезлов. "Капитан Дейн, для военного человека вы, похоже, имеете поразительное количество сложностей в следовании простым приказам. Дом Каннит оказал вам великую честь, пригласив в Белый Очаг, и вы отплачиваете нам раскрытием местонахождения кузницы другой семье, помеченной драконами". Он подчеркнуто игнорировал Джоуда в то время, как его рука сжалась вокруг жезла, помеченного двумя красными полосками. "Я боюсь, вы причинили своему другу большие неудобства".
Как раз, когда моя рука упала к моему клинку, Джоуд ступил вперед. "Пожалуйста! Последнее, что мне нужно - это неприятности. Дравот - это ведь Дравот, так ведь? - я знаю вас из песен, что я слышал, об осаде Голан Рата. Какая это честь - действительно стоять в присутствии настоящего героя!"
Вы подумаете, что сложно сказать что-либо подобное с подобающим видом, но Джоуд был самой искренностью. Дравот держал руку на жезле, но не вынимал его.
"Дейн никогда мне не говорил о том, куда мы идем и зачем", - сказал Джоуд. - "Если капитан и важная персона - наследник, помеченный драконами - уходят одни, это просто проявление здравого смысла, когда к ним приставляют целителя. Я уверен, вы понимаете. Что если бы случился несчастный случай? Или засада? Можем ли мы подвергать Леди д'Каннит такому риску? Я уверен, что, если ваши выкованные-войной не повлияли бы на ход событий, Дейн оставил бы меня позади на какой-нибудь поляне".
"Чертова прямолинейность ", - сказал я. - "Не вини нас за свою ошибку. И если ты навредишь моему целителю, я донесу это до сведения королевы лично. Мы на войне, помнишь? И со всем вашим имуществом на сайранской земле, я правда не думаю, что вы хотите иметь врага на троне".
"Что это такое, Дравот?" - вмешалась Лей. - "Мы что, теперь боимся Дом Джораско?"
Джоуд прочистил горло и сделал нам знак замолчать. "Друзья! Я не хочу никаких недоразумений. Сэр Дравот, если вы позволите. Даже если мой Дом заинтересован в том, что здесь происходит, я - нет. Я был бы рад находиться под стражей, так чтобы вы могли быть уверены, что я не украду у вас никаких ужасно важных секретов. И пока я здесь, у вас ведь непременно есть ребята, нуждающиеся в лечении?" Он кивнул в сторону шахты. "Жизнь под землей может быть очень нездоровой. Потому у вас самого имеется болезненная бледность. Я думаю, ежедневный настой корня тералы сотворит чудеса для всех вас, и..."
"Очень хорошо", - сказал Дравот, и его рука соскользнула со жезла. - "Но окончательное решение - за директором Хэли. Следуйте за мной".

Хэли д'Каннит была жесткой женщиной, серые волосы которой были заплетены в тугую косу. Несмотря на ее возраст и тем паче истощенную фигуру, ее взгляд был острым и расчетливым. Ее сопровождал Каризал д'Каннит. Даже я слышал о Каризале. В дополнение к тому, что он был одним из верховных магов в Доме, он был известен своей работой с кобольдами Грусанды. Это благодаря его дипломатическим заслугам лесные племена работали теперь шахтерами вместо того, чтобы совершать набеги на караваны снабжения. Он был привлекательным мужчиной приблизительно моего возраста. Его темные волосы и глаза подсказывали, что в его жилах течет кровь Каррнати. Самой заметной его чертой была его рука - точнее отсутствие таковой. Как и Лей, Каризал провел несколько лет, служа в сайранской армии, и потерял свою левую руку в ходе набега Карнатти. Как я слышал, он был одним из немногих наследников Каннит, кто верил, что Дом должен защищать Сайр, свою родную землю. Несмотря на все опасения относительно этого задания, я был рад видеть его здесь.
Хэли приняла Джоуда, и он повторил свою историю и свое предложение. В итоге она согласилась, и стражники увели его. Каризал заключил Лей в объятья, а затем увел ее и Пирса, чтобы побеседовать на семейные темы. Дравот избавил меня от моего оружия и оставил с Хэли, которая бесспорно являлась забавной персоной в компании. Смотря на нее, я не мог не интересоваться, сколько лет прошло с тех пор, когда она последний раз пыталась улыбнуться. Она вела меня по залам Белого Очага. Случайно мы прошли мимо открытой двери, и я успел заметить магописцев, отливающих что-то, видимо, замороженное пламя, или связывающих нити света с прутьями горячей стали.
"Капитан Дейн", произнесла Хэли, ее голос был такой же холодный, как и взгляд, - "я понимаю, что ваш полк в сложном положении. Это не удивительно. Единственная причина, по которой Сайр еще существует - это Дом Каннит. Без нашей поддержки - наших выкованных-войной и нашего оружия - Сайр пал бы давным давно".
Если бы вы только не продавали оружие всем, кому попало, подумал я, но ничего не сказал.
Мы вошли в конференц-зал. С первого взгляда, это была резкая перемена по сравнению с голым камнем кузницы. Свет исходил из прекрасных подсвечников с кристаллами, каждый кристалл был зачарован, чтобы сохранять внутри себя огонь и отражать свет от стен из темного дерева. Овальный стол находился в центре зала, герб Дома Каннит был выгравирован на его поверхности.
Но когда я проследовал за Хэли внутрь, я увидел, единственное, что было реально - это стол и окружающие его кресла. Стены, пол и потолок были из полупрозрачного кристалла, и большая часть вещей была изображениями в стекле. Я стоял внутри гигантского кристального шара.
Хэли заметила мое удивление. "Это зал наблюдения", сказала она. Она сделала жест над столом, и наше окружение исчезло. Вдруг мы - на высоте тысяча футов над Лесом Грусанда, зрительно - стоим в воздухе. Она произвела жест снова, и изображение комнаты вернулось. "Здесь несколько таких в кузнице. Кроме того, что они позволяют нам наблюдать за местностью вокруг Белого Очага, они позволяют нам наблюдать за ходом опасных экспериментов. К несчастью, это очень дорогой способ, и зона действия ограничена". Она села во главе стола. "А теперь, пожалуйста, присоединитесь ко мне".
Я направился к столу. Красивый, как будто риедранский ковер, он был таким же твердым и холодным, как если бы ты шел по зеркалу.
Я сел. Хэли произнесла: "Капитан, удовлетворите мое любопытство. Вы не урожденный сайранин, так ведь?" Ее глаза была по-прежнему холодными, ее выражения были такими же бесстрастными, как у любого выкованного-войной.
"Это правда", - ответил я.
"Вы родились в Доме Денейт, который держит действительную монополию на торговые перевозки в Хорвейре. Поскольку вы не обладали меткой драконов вашего Дома, вы рано показали хорошие надежды на своей службе в Денейтских Стражах. Но когда вам исполнилось двадцать два, вы покинули Дом, бросили ваше фамильное имя и присоединились к армии Сайра. Почему?"
"После того, как Дом Каннит начал создавать всех этих выкованных-войной, я захотел немного получше обеспечить себя работой". Я не собирался говорить ей ничего, что она уже не знала.
Она кивнула. "Мудрое наблюдение, Дейн. Вы видели будущее войны".
Она сделала замысловатое движение, и одна из стен сменилась видом леса. В лесу был виден патруль выкованных-войной-разведчиков, как те, с которыми мы столкнулись ранее. Эффект хамелеона их брони был полностью активным, и было практически невозможно увидеть их. Взгляд невидимого наблюдателя проследовал за группой в то время, как они охотились на двух выкованных-войной-джаггернаутов.
"Это Зеленая Тень", - сказала Хэли, - "одно из последних созданий. Оно владеет способностью абсорбировать звук и отводить свет, делая его очень сложным для обнаружения. У него идеальная острота зрения во всех уровнях освещения - даже мистическая темнота. Встроенный арбалет имеет восстанавливаемый запас болтов, и солдат может выбирать заряжать каждый болт огнем или электричеством. Как все выкованные-войной, каждый образец имеет иммунитет к эффектам голода, жажды, болезней, усталости и не имеет потребности в сне. Единожды найденный способ уменьшить стоимость изготовления делает человеческого солдата устаревшим".
Я воспринял это как шутку, но она выглядела серьезной. И я должен сказать, наблюдая за этими воинами, что это не за горами. Если они действуют также хорошо, как она рассказывала, мы безусловно можем использовать несколько из этих разведчиков там, в долине. Но я не думал, что она привела меня сюда, чтобы хвастаться.
"И цель всего этого?" - спросил я.
"Договор Галифара признал Дома, помеченные драконами, вне всех королевств. В терминах договора, мы не можем иметь земель в нашем имуществе, людей в качестве подчиненных и влияния во дворах королей или князей. За исключением Дома Денейт, мы не можем поддерживать армии, собирая силы достаточные только для защиты нашей собственного имущества".
Я кивнул, я слышал все это раньше.
"Но многое изменилось за последние тысячу лет", - продолжила она. - "Наши Дома выросли из простых гильдий, которые король заставил повиноваться. Невзирая на закон, мы имеем землю, и мы определенно имеем влияние. Но мы можем иметь намного больше".
Я старался изо всех сил держать все эмоции в себе.
"Старого королевства Галифара больше нет, Дейн. Эта война продолжается уже почти столетие. Королева Сайра не собирается восстанавливать старую власть. Никто не будет. Но, возможно, пришло время выковать новое королевство - королевство, которое лучше отражает реальный баланс сил в мире".
"Если вы пытаетесь выковать алиянс с Домом Денейт, то вы выбрали не того человека, директор. Я просто капитан".
"О, это все предположения, Дейн", - сказала она, хотя ее тон говорил об обратном. - Даже если такая вещь должна произойти, ты сказал это сам: наемники больше не нужны. За одну декаду Дом Каннит может выстроить свою собственную армию, и это будет сила, которую никто не видел за всю историю мира". В этот момент ее глаза затуманились далекими переживаниями, которые я так много раз видел на лице Лей. "Но вместе со всей силой наших солдат-выкованных-войной они имеют мало опыта, и наш Дом имеет значительный недостаток способных военных офицеров. Ты понимаешь? Даже если мы создали бы такую армию - чисто гипотетически - нам нужно было бы найти людей, которые повели бы ее. Я думаю, что идеальным претендентом был бы кто-то, кто служил и на Дом, помеченный драконами, и на армию короны, кто-то, кто понимал оба мира, но был достаточно умным, чтобы покинуть оба, ради счастливой возможности".
На миг, наши глаза встретились.
"Среди всех этих фантазий, есть один интересный момент", - сказал я. - "Если я найду кого-либо похожего - опять же, гипотетически - может, я пошлю его вашим путем. Галифар - еще не мертв. Королева все еще является правомочным наследником трона старого королевства, и война далека до завершения. Это может не произойти на моей жизни, но Сайр победит, Галифар поднимется вновь".
Глаза Хэли сузились. "Это может не произойти на твоей жизни, капитан", - к моему удивлению она улыбнулась. - "Пожалуйста. Ты совершенно прав, и я надеюсь, ты простишь старой женщине ее полеты фантазии. А сейчас, ты прибыл сюда с определенной целью. Давай же разберемся с этим". Она достала большую пачку рукописей из маленького кармашка на поясе и разложила их на столе. "Вот, капитан. Если твоя королева хочет закрепить свое право на трон - оставим в покое перековку короны Галифара - они будет нуждаться в чем-то большем, чем люди и мечи. Она будет нуждаться в магии. Она будет нуждаться в силе, которую только мы можем предоставить".
Теперь мы, похоже, вернулись к старой песне, но следующий строфа оказалась сюрпризом.
"Я связалась с твоим начальником, чтобы предложить свою помощь. Даже если королева - не моя владыка. Сайр - все еще мой дом. Я хочу обеспечить тебя взводом Зеленых Теней, чтобы ты их использовал по усмотрению. Эти солдаты уже готовы, и ты можешь уходить, когда пожелаешь".
Я нахмурился. Я знал, как дороги выкованные-войной, Каннит никогда просто так их не отдаст.
"Что вы получаете взамен, директор?"
Она подняла руки в умиротворяющем жесте. "У тебя есть монополия на сострадание, капитан?"
"Ничуть", - ответил я. - "Но Дом Каннит не отдает подарочных солдат бесплатно".
"Верно. Но твое использование Зеленых Теней принесет нам выгоду. Это позволит нам понять, как они действуют в реальных боевых условиях".
Может ли она говорить правду? Или она просто хочет проверить все? Если так, то что это говорит о выкованных? То, что они не такие надежные, как она говорит?
"Вообще-то есть еще кое-что", - сказала она. - "Небольшая услуга, ничего больше".
"Да?"
"Я знаю, что у тебя есть выкованный-войной-лучник, числящийся в твоем корпусе. Номер 21".
"Мы называем его Пирс".
"В обмен на шесть Зеленых Теней, мы хотим вернуть себе этого... Пирса. Относись к этому, как к торговой сделке. Очевидно, успешной, судя по изношенности, которую я заметила у 21 ранее".
Я нахмурился. "Пирс - это не просто предмет мебели. Он был в страже дольше меня, и он - лучший солдат во взводе - и это считая меня. В любом случае, это не мое решение. Он - собственность Сайранской Стражи".
"Вот где у тебя проблема", - сказала Хэли, хлопая стопкой бумаг. - "Как его командующий офицер, ты наделен властью принимать любые решения относительно 21. Если это в интересах твоего полка, ты определенно можешь обменять его на товары и услуги. В данном случае, ты обмениваешь одного просроченного выкованного-войной на шесть новых и улучшенных моделей. Все, что мне нужно - это несколько подписей, и ты можешь идти вместе со своими новыми солдатами".
Я замолчал, рассуждая. Определенно, эти выкованные были именно тем, что нам было нужно, чтобы справиться с валенарцами. Но какой бы ни был его законный статус, Пирс не был просто орудием, которое можно продать или купить.
"Я не понимаю, директор Хэли. Если Пирс такой просроченный, зачем он вам нужен?"
"Я предлагаю тебе превосходную сделку, капитан", - ее тон потерял ту теплоту, которой он почти не имел. - "Наша заинтересованность в 21 чисто академическая. Это одна из ранних моделей, которая все еще на ходу, и мы бы хотели сберечь ее. Как память, если хочешь. Мера производительности для измерения эволюции выкованных-войной через поколения".
Была какая-то недосказанность. Даже если она говорит правду, я не хочу думать о Пирсе, как о памятнике, собирающем пыль в музее. Я никогда не знал, что он был одним из первых. Еще далеко не устаревший, он, похоже, способнее и умнее, чем любой другой живой конструкт, который был под моим командованием. Я не знал, как я собирался объяснить мое решение Лорду Военачальнику, но я знал, что это решение необходимо принять.
"Это очень щедрое предложение, директор - и я не хочу тратить ваше время - но, я боюсь, я должен отказаться. Прямо сейчас я не могу позволить себе брать на себя риск. Я скорее буду иметь одного солдата, на которого, я знаю, что могу положиться, чем шесть, о которых я ничего не знаю. Возможно, ваши зеленые люди такие, как вы сказали", - я встал. - "Но я оставлю Пирса. Теперь, если вы отведете меня к моим друзьям, я думаю, мы пойдем своей дорогой".
Она стояла, все следы теплоты исчезли. "Я сожалею, что ты выбрал этот путь, капитан. Пожалуйста, сядь. По крайней мере, позволь нам приготовить тебе трапезу, чтобы дать тебе час обдумать наше предложение до того, как ты сделаешь непоправимую ошибку".
Горячая пища звучит действительно лучше, чем соленый трибек из седельного вьюка. Я сел обратно.
"Спасибо", - сказала она. - "Я позабочусь о том, чтобы Леди Лей и Номер 21 были доставлены сюда. Мы поговорим еще, капитан Дейн. Обдумай все тщательно".

Время шло. Я делал случайные жесты над столом, чтобы посмотреть, могу ли я активировать чары наблюдения, но не добился успеха. В конце концов, я попробовал дверь и обнаружил, разумеется, что она запечатана. Прошло не так много времени, так что я решил не паниковать.
Затем кристальные стены погрузились в полную темноту. Комната не имела окон, и единственным источником света были изображения на стенах. Я ничего не видел.
Паника вдруг показалась более обоснованным вариантом.
Моя рука потянулась к мечу, но Дравот конфисковал мое оружие, когда мы прибыли. Кресла и стол, похоже, были прикреплены к полу. Так что, я сел спиной к стене и проскользнул в угол. Темнота, похоже, растянулась на вечность. Я понятия не имел, сколько времени прошло.
Потом я услышал это - слабый-слабый звук удара металла о стекло. Вот то, что спасет мою жизнь. Инстинкты, взращенные за десятилетие войны, сработали. Я бросился в сторону, и в тот же момент металлический предмет ударился в стену в том месте, где я только что находился, обдав меня осколками стекла. Я продолжил катиться и оказался в другом углу комнаты.
Я согнулся, ожидая и слушая. Сначала я предположил, что в центре комнаты находится лучник, возможно, даже один из этих Зеленых Теней. Но удар пришел с той же стороны. Я двинулся как раз вовремя, но даже при этом полоска острой как бритва стали поцарапала мне спину поперек перед тем, как ударить в стеклянную стену. Я мог слышать, как она крутится на полу, и я сам крутился вокруг, чтобы сцепиться с источником звука. Я обнаружил что-то похожее на стальное росток - только он двигался. Он, похоже, было змеевидной формы, из стали. Оба конца заканчивались острыми лезвиями. Оно было чрезвычайно прочным и гибким, и я старался, чтобы удержать их подальше от своего лица. Медленно, очень медленно, я вытянул его в прямую линию, так далеко от моего лица, как только можно. Но если я что-то и узнал из работы с выкованными-войной, так это то, что конструкты никогда не устают. Я отдавал по капле свою силу и волю, благодаря которым держал "змею" в безвыходном положении, и рано или поздно мои силы кончились бы.
Поскольку я знал, что поражение было неизбежным, я не был готов к тому, что произошло. Витки змеи сжались и она улетела влево, оторвавшись от меня. Видимо, этот взрывной полет был атакой. Я предполагал, что ей нужен телесный объект, чтобы можно было его атаковать. Никогда не предполагай.
Я низко пригнулся, прислушиваясь к движениям, готовый пригнуть по малейшему звуку. Затем дверь открылась, и кто-то вошел внутрь. "Дейн?" - это была Лей. Дверь закрылась и тьма вернулась.
"Лей?" - отвлеченный ее голосом, я почти что пропустил удар змеи, откатившись вперед как раз вовремя. - "Берегись!"
Я кувырнулся в сторону, и "змея" ударила в одно из кресел. Лей прошептала быструю формулу, и появился свет. В левой руке у нее была кристальная сфера, и она горела ярко, как факел. На секунду неожиданный свет ослепил меня, и в этот момент "змея" ударило в плечо. Это был скользящий удар, но хвост с лезвием на конце оказался близко. Я поймал его как раз вовремя. Кончик лезвия медленно давил на сердце. Снова моя сила против стальной змеи, но на этот раз моя рука ранена, и сталь побеждает плоть.
"Держись, Дейн!"
Бросив светящийся шар, Лей перепрыгнула через стол. Пока стальное лезвие входило в мою грудь, она схватила центральную часть змеи и проговорила заклятие. Я почувствовал ужасную боль, когда лезвие вошло глубже - а затем змея повисла на моих руках мертвым грузом.
Тяжело дыша, я сполз по стене и отбросил создание в сторону. Не обращая внимание на мои ранения, Лей немедленно пошла и подняла змею.
"Я в порядке, спасибо, что спросила", - сказал я, осторожно проверяя плечо. Было не так уж плохо, но я пожалел, что рядом не было Джоуда.
"Всегда пожалуйста", - сказала она рассеянно.
Я поостерегся продолжить тему, и потом она только что спасла мне жизнь.
"Что это?" - спросил я.
"Я никогда не видела ничего подобного", - ответила она. - "Это больше похоже на выкованного-войной, чем на настоящего голема - созданного с достаточным интеллектом, чтобы уметь приспосабливаться к меняющимся боевым условиям". Она проверила край лезвия пальцем. "Это работа Каннит".
"Потрясающе", - сказал я. - "Никогда бы даже не подумал. Непохоже, что мы на военном кузнечном центре Дома Каннит".
Она посмотрела на меня озадаченно. "Почему кто-то здесь хочет убить тебя?"
"Нет времени объяснять. Ты можешь открыть эту дверь? Нам нужно забирать Пирса и Джоуда и валить отсюда".
"Что значит открыть дверь?"
Я объяснил, и она посветила на дверь, чтобы распознать магическую печать. Ее нахмурилась и достала небольшой набор жезлов. В мгновение ока она сломала печать и открыла дверь.
"Где Пирс?" - спросил я.
"Каризал отвел его на нижний уровень. Он хотел осмотреть его".
Я подобрал стальную змею. Лей разрушила ее чары, но она по-прежнему была гибкой, длинной, стальной и с лезвиями на концах, и я мог использовать ее в качестве оружия, если потребуется.
"Значит так. Кто-то здесь только что попытался убить меня. Возможно, директор Хэли. Она может действовать в одиночку. Если же нет, я подозреваю мы поймем, когда откроем дверь. Ты готова?"
Она кивнула, и мы открыли дверь.

Мастерская Каризал была на самом нижнем уровне. Кузнечный центр был странным местом - лабиринтом из мастерских, связанных системой громадных чередующихся залов. Без определенных ключей, просто невозможно попасть на нижние уровни. Конечно, у Лей были ключи. К моему удивлению, залы были заполнены магописцами и механиками, а не магами-убийцами. Один стражник приблизился и осведомился насчет моих ранений, но Лей уболтала его. Все шло слишком гладко, что я начал думать, что попытка убийства была несчастным случаем.
Зал Каризала был темнее других уровней Белого Очага. У Каризала, должно быть, была магическая сигнализация в зале, потому что когда мы завернули за угол, он уже ждал нас у двери своей мастерской.
"Лей! Капитан Дейн!" - сказал он, поднимая руку в приветствии. Как и Джоуд, Каризал обладал аурой заразного энтузиазма, и я обнаружил, что улыбаюсь, когда пожимал ему руку. Его глаза расширились от вида моей разорванной одежды и крови. "Что... что случилось?"
"Кто-то пытался убить Дейна", - сказала Лей.
"Я вижу, вы уже сообщили об этом?"
"Нет".
"Почему нет?"
"Мы пришли забрать Пирса", - сказал я.
Каризал выглядел шокированным. "О чем вы говорите?"
"Кто-то подослал это за мной", - я протянул ему стальную змею. - "Есть какие-нибудь идеи, кто мог это сделать?"
Он изучил ее вблизи. "Нет... нет, стиль мне незнаком. Но зачем кому-то убивать вас?"
"Я уверен, что это директор Хэли", - сказал я. - "Она просила меня помочь в завоевании Хорвейра, и когда я отказался, она потребовала отдать ей Пирса. Следующим событием была битва вот с этим".
Каризал нахмурился. "Вам лучше пойти со мной. Если директор Хэли действительно причастна к этому, вы оба в опасности. Я удивлен, что вы все еще в живых".
Он провел нас вниз по коридору к порталу, который, похоже, состоял из одной тени. Он шагнул через него и исчез. Я последовал за ним. Это было странное ощущение, похоже, как будто ты проходишь сквозь тонкий слой дегтя. Первое что я почувствовал, когда оказался по ту сторону - это тепло. Второе - звук - полдюжины кувалд стучали одновременно. Эта мастерская была намного больше тех, что я видел наверху. Слева был большой кузнечный горн, и дюжина кобольдов суетились вокруг него, обрабатывая железо и поддерживая огонь. Я почувствовал, как Лей вошла позади меня, и посмотрел вниз. Я увидел, что окружен теми, кого вначале принял за кобольдов. Эти создания были странной мешаниной из плоти и частей выкованных-войной. У большинства руки и плечи были заменены на части тела выкованных-войной, большие по размерам. У некоторых были заменены ноги, что было похоже на то, как будто бы они ходили на ходулях. У других грудь была покрыта защитными плитками. Последнее, что я приметил - странные ошейники вокруг шеи каждого кобольда - на темном металле были выгравированы сложные узоры, и у каждого ошейника был прикреплен маленький мерцающий кристалл, который пульсировал всеми цветами радуги.
"Задержите их", - сказал Каризал, и толпа из плоти и металла стала приближаться.

Мы могли принять бой, я так думаю. Но в тот момент, я думаю, и Лей, и я были слишком ошеломлены этим новым актом предательства. Не успел я и глазом моргнуть, как железные кисти скрутили мне руки за спину.
"Что ты делаешь, Каризал?" - крикнула Лей, ее лицо вспыхнуло.
"Не беспокойся, кузина. Так лучше", - он говорил все тем же веселым тоном. - "Ведите их".
Я попытался высвободиться из железной хватки, безуспешно. Мы были принуждены следовать за Каризалом мимо горна и вниз по маленькому коридору. Мы оказались в маленькой комнате. Основной ее особенностью был огромная кристальная сфера на серебренном пьедестале с такими же узорами, как на ошейниках. Внутри сферы был кружащийся водоворот из света и красок, который вызывал чуть ли не гипнотический эффект; я попытался оторвать глаза от него. Осмотревшись, я увидел стол из темного дерева с записями и бумагами на нем, а также рабочее место, где хранилось несколько экземпляров прекрасно выкованного оружия - и частично собранная металлическая змея, как та, что напала на меня. Сначала я подумал, что над столом окно, но потом понял, что это зеркало, которое отражало изображение конференц-зала, в котором на меня напали.
И наконец, я увидел Пирса, стоящего в дальнем углу.
"Пирс!" - сказали я и Лей хором. Он не двигался, холодный и неподвижный, как статуя. И тут я заметил ошейник на его шее.
"Я боюсь, он не ответит", - сказал Каризал, бросая отключенную стальную змею на рабочее место. - "Эти ошейники дают мне полный контроль над их обладателями. К несчастью, я все еще не нашел способа сделать так, чтобы они работали с людьми, но они были очень полезными в моей работе с кобольдами".
"Зачем все это, Каризал?" - последовав за мной, Лей изучала Пирса.
"Для окончания войны, конечно", - он сделал жест по направлению к зеркалу. - "Я слушал ваш разговор с Хэли. Ее мечты о завоевании - это только мечты, не больше. Кроме того, она просто поменяла бы одну форму хаоса на другую. Эта война - гадость. Я положу ей конец. Но ссорящиеся из-за пустяков бароны Домов, помеченных драконами, не лучше королей и королев. Мой новый мир будет местом совершенного порядка, и каждый будет работать ради общего блага".
"Даже если у них не будет выбора?" - сказала Лей.
Каризал не обратил внимания на ее замечание, встал за рабочее место и взял прекрасный адамантиновый кинжал. "Жаль, что ты не доживешь до этого, но я не могу вас отпустить".
"Подожди!" - сказал я. - "Зачем это все? Что ты делаешь с этими кобольдами? И ради Пламени скажи мне, зачем ты пытался убить меня? Я ничего не понимаю!"
Каризал пожал плечами. "Кобольды, когда они спокойные, служат хорошими подопытными. Моя работа с протезами служат двум целям. Первая вполне очевидна..." - он бросил взгляд на то место, где должна была быть его рука. - "Вторая - если мы можем изготовить солдата со способностью к выносливости выкованного-войной с меньшей себестоимостью, выгода будет очевидна. К несчастью, операция делает субъект сумасшедшим, поэтому я не достиг успеха".
Наверное, дурачит меня, подумал я.
"Что касается твоей смерти, твой "Пирс" важнее, чем ты думаешь. Мне было сложно убедить Хэли привести его сюда, и я не могу позволить тебе забрать его теперь. Я боюсь, вариантов нет. Лей, я ненавижу отказываться от механиков твоего уровня. Если ты хочешь, ты можешь присоединиться ко мне в моей работе. Правда, мне придется запереть тебя здесь внизу, но зато ты сможешь изменить мир. Что скажешь?"
Она промолчала, ее губы были сжаты.
"Ну, я предложил", - сказал он. - "А теперь, давайте покончим с этим". Он направился ко мне с кинжалом в руке.
"Я думаю не стоит", - сказал Пирс.
Пирс шагнул к мерцающей кристальной сфере. Одним движением бронированного кулака, он разбил шар в дребезги. Взрыв стекла, и алмазная пыль покрыла наполнила комнату. Когда свет погас в осколках, он также погас в камнях в металлических ошейниках, и кобольды отпустили меня. Я прыгнул вперед, выбил ногой кинжал из руки Каризала и поймал его в воздухе. Но перед тем, как я смог им воспользоваться, волна кобольдов накрыла нас обоих.
Каризал был прав. Кобольды - бездумные берсерки, уничтожающие все на своем пути. Каризал ушел с головой в кашу из плоти и металла, его голос утонул в ударах металлических кулаков.
Я едва умудрился спастись от толпы. когда они приблизились, я нырнул вперед, используя массивные плечи коренастого кобольда в качестве трамплина, чтобы перепрыгнуть толпу. Повернувшись, я ударил сумасшедшее создание сзади по голове. Адамантиновое лезвие резало сталь, как будто это была плоть. Ударив кобольда, чтобы спихнуть его с клинка, я повернулся к Лей, а мой противник упал на пол.
Невооруженная и усталая от предыдущих магических усилий, Лей столкнулась лицом к лицу с тремя уродливыми монстрами. Как раз когда я ринулся в атаку, один из них ударил ее лапой из порочной стали, оставив красный след вдоль ребер. Она крикнула, но все же умудрилась схватить металлическое запястье создания. Его вопль отдался эхом ее крика, и его стальная рука безвольно повисла в ее объятии. Но когда оно упало, другие два толкнули ее, повалив на землю. С победным рыком тот, что побольше, поднял молотоподобный кулак, чтобы размозжить ей череп, но его крик оборвался; взмах моего темного лезвия снес ему голову с плеч. В тот момент, когда я благодарил адамантин, мне пришлось броситься в сторону, чтобы избежать удара кувалды оставшегося кобольда. В мгновение ока Лей уложила его на землю ударом по колену, а я прикончил его одним ударом.
Но пока мы разбирались с ними, другие семь кобольдов, что роились вокруг Каризала, стали терять интерес к своему падшему господину.
"Пирс, нам пора идти!" - крикнул я, рывком подняв Лей на ноги.
Пирс защищался при помощи серебряного пьедестала, который ранее держал кристальную сферу.
"Как пожелаешь, капитан", - сказал он спокойно и отшвырнул двух кобольдов перед собой одним махом. Размахивая пьедесталом перед собой, он бросился к коридору, ведущему из комнаты.
Поддерживая Лей, я последовал за ним, рубя чешуйчатые и стальные руки, что тянулись ко мне. Мы промчались по коридору и большому залу с горном. Я завернул за угол, готовый разрубить очередного монстра. Но там не было ожидающих нас кобольдов. Наоборот, там были стражники в ливреях Дома Каннит с лордом Дравотом посередине. У каждого было по жезлу из темного дерева, направленному в нашем направлении, и не надо было иметь хорошее воображение, чтобы представить, какие силы могли быть высвобождены в любой момент.
Я удивился бы, если мог бы достать до Дравота перед тем, превратился бы в горстку пепла. Конечно, нет.
"Не обижайся, Лей", - сказал я, готовясь к атаке, - "но я правда начинаю ненавидеть твою семью".

Когда все закончилось, мои страхи ушли под землю. Дравот и его стражники просто отреагировали на вспышку высвободившейся энергии, когда Пирс уничтожил сферу, и они помогли справиться с оставшимися полукобольдами. К моему удивлению, Каризал действовал в одиночку. Потребовалось время, чтобы подтвердить наш рассказ, но доказательств в мастерской Каризала было убийственно много, что было вполне достаточно. Хэли клялась, что она потворствовать подобным экспериментам с живыми существами. Она, похоже, действительно, раскаивалась и даже была растеряна, когда мы, объединившись с Джоудом, следовали к выходу. Не то, чтобы она предложила какую-нибудь помощь в войне.
"Я сожалею, что мы не смогли прийти к взаимопониманию, капитан", - вот все, что она сказала.
Час спустя мы были на лошадях на пути к Фелмарской Долине. Пока Джоуд заботился о ранах Лей, я заставил Пирса рассказать мне, что произошло. Он сказал, что ошейник вдруг перестал работать, когда Каризал хотел убить меня.
"А он вообще работал?" - спросил я. - "Вообще почему ты был так сильно нужен Каризалу?"
Никто не знал ответа.
"Ты определенно бездельничал все это время", - сказал я Джоуду. - "Где ты был, когда я сражался с полу-выкованными кобольдами и металлическими змеями?"
"Я все это время пьянствовал. Я даже умудрился вовлечь Хэли и других администраторов в игру "Двенадцать". Я знаю. Совсем не по-геройски, в отличии от твоих отважных поступков. С другой стороны..." - Он осмотрел свои седельные сумки и вытащил мешок из старой рогожи. - "Взгляни на мой выигрыш!"
Мы приподнялись на лошадях, а Джоуд перевернул вверх ногами мешок. Шесть выкованных-войной-солдат вывалились наружу, их броня тотчас слилась с тенью. Далее последовала связка жезлов, маленький мешок, который, как оказалось, был наполнен Глазами ночи, и небольшой арсенал блистающего оружия и доспехов. Шесть выкованных-войной разом повернулись и салютовали Джоуду. Он ухмыльнулся мне. "Я думаю, я нашел вам новый ночной патруль, сэр".
Я засмеялся. Война была далека до завершения. Но в этот момент, я поверил, что мы победим.

Мы наконец завершили свои поиски и готовились к долгому путешествию назад, в Шарн. Я не знал, будет ли д'Каннит доволен тем, что мы ему сообщим, но мы делали это не для него. Если мы собираемся выбраться со дна Шарна, нам нужно золото, и я устал доставать меч, только чтобы чувствовать себя в безопасности на улице.
Белый Очаг - это руины и мавзолей. Я все еще не знаю, что случилось с Каризалом, но ясно одно - кузница продолжала работу, которую он начал. Я не могу не удивиться: Выжил ли кто-нибудь из анклава в День Скорби? Были они убиты сразу же или кто-то из них жил достаточно долго, чтобы быть обращенными в пепел разумным пламенем или съеденными волками-големами?
Сложно поверить, что прошло четыре года. Тогда, эта бесплодная пустыня была моим домом. Королевство, которое я был готов защищать до смерти. У меня было во что верить, у меня была страна, у меня было три друга, которым я мог доверить жизнь. Спустя долгие четыре года, все изменилось. Сайра больше нет, а я продаю свой меч в величайшем городе моих старых врагов. И один из моих друзей мертв.