IPB

( | )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Don't Rest Your Head: Джерри Фарнхэм-младший
V
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 11:59
#1


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008






Episode 1

В лицо потянуло прохладным ветерком; на лоб упали первые, редкие капли. Джерри Фарнхэм-младший мотнул головой, отгоняя сонную одурь, и прибавил шагу. Парень в футболке с надписью "За разбитые сердца не отвечаю!" по-прежнему топал следом. Скорее всего, один из приставленных шпиков, мысленно одернул себя Джерри. Чего дергаться-то? Но, выворачивая из переулка на улицу, опять бросил через плечо косой взгляд. Парень в футболке поспешно уставился в сторону, но продолжал топать следом. Ладонь Джерри, сжимавшая дорогую кожаную папку, вспотела - он наконец понял, что с этим парнем не так. Он был слишком заметен для "хвоста".

Было и кое-что похуже.

У парня был пистолет - угол рукоятки отчетливо обрисовался под футболкой, когда парень зашагал шире, чтобы не потерять Джерри в толпе.

Плохо, подумал Джерри. Он же псих. Просто псих. С пистолетом. И этот сукин сын тащится за мной уже битый час.

Возле перехода стояли люди. Зеленый сигнал "Идите" вот-вот должен был погаснуть, и водители стоявших машин уже нетерпеливо постукивали ногой по педали газа. Джерри резко свернул и принялся пробираться к проезжей части. Парень проводил его цепким взглядом и, подойдя к продавцу хот-догов, сделал вид, будто заговорил с ним. Он стоял спиной к Джерри, но по движениям локтей было понятно, что парень полез под футболку. Сейчас он развернется и...

Ни о чем больше не думая, Джерри бросился вперед через два последних ряда людей, отделявших его от проезжей части - и тут взревели моторы. Машины рванулись с места. Дорогу! Дорогу, мать вашу! Кто-то, не глядя, резко тычет локтем в ребра, кто-то отшатывается... Толстуха с девочкой, которую держит за руку - да уйди ты, чертова кор-рова! Ну!

Толстуха никак не ожидала, что дорого одетый молодой парень с кожаной папкой ("...таким лощеным в кадиллаках ездить, а не таскаться пешком - вечером в закоулках за один только такой пиджак враз пристукнут...") вдруг торпедой рванет к проезжей части, расшвыривая в стороны стоявших рядом. Парень врезался в толстуху плечом; она нелепо взмахнула руками, дернув за собой девочку, и, потеряв равновесие, опрокинулась на проезжую часть, прямо под колеса несущейся на нее темно-синей машины, показавшейся ей огромной. Руку девочки она так и не выпустила. Последнее, что она успела подумать, была матерная тирада в адрес парня с папкой, успевшего-таки проскочить перед самой машиной.

За спиной Джерри раздался визг тормозов, глухой удар - и почти сразу женский визг: "Он ее убил! Убил!". Вздрогнув, Джерри понесся на другую сторону улицы, петляя между машинами под выкрики водителей и скрежет тормозных колодок. Папка выскользнула из руки, улетела кому-то под колеса. "Полицию!" - заорали на той стороне, перекрыв все остальные звуки. - "Полицию!". Вылетев на тротуар, Джерри на миг ошалело уставился на одинаковую суматоху во множестве экранов и экранчиков, выставленных в угловой витрине. Кот и мышонок. Том и Джерри. М-мать!.. Он судорожно втянул воздух и бросился за угол универмага, на ходу сдирая с себя "клубный" пиджак со значком Принстоновского университета. Холодные тяжелые струи хлестнули по голове и плечам. Наконец начался ливень.

Не сбавляя скорости, Джерри мчался по серым узким проулкам, не обращая внимания на лужи. Он промок насквозь, в ботинках хлюпала вода, джемпер висел на плечах отяжелевшей тряпкой, волосы облепили голову. Пиджак давно уже улетел в сторону первого попавшегося мусорного бака. Джерри сворачивал за один угол, за другой, за третий. Из-под ног взметались брызги. Дождь лил как из ведра. Наддав, Джерри повернул еще раз - и едва успел остановиться. Так же, как и водитель вылетевшей навстречу из-за угла машины, который высунулся в окно и гаркнул:
- Ослеп, что ли?! Ни хрена вокруг не видишь?!
Джерри в ярости саданул кулаком по капоту:
- Придурок! Нашел, млять, гоночную трассу! Хайвеев тебе мало?!
Водитель сунулся было наружу, но ливень заставил его поспешно убраться внутрь. Осмотрев с ног до головы Джерри, с которого текли струйки воды, он неожиданно дружелюбно предложил:
- Может, подбросить?

Джерри вдруг почувствовал, что сил больше нет. Вообще ни на что. Потому что теперь - все. Беги не беги - не поможет. В папке - реферат с фамилией на титульном листе. В мусорном баке или где-то возле него - пиджак из "Сакса" с университетским значком и... Кретин! И мобильником в кармане. Все. Конец. Отбегался. Джерри ощупал мокрые карманы брюк. Бумажник был на месте. Он добрел до машины и, даже не попытавшись отряхнуться, привычно забрался на заднее сиденье, не обращая внимания на то, что под ногами сразу натекла лужа, да и обивка сиденья стала пропитываться водой из одежды.
- Кампус университета, - вяло сказал он водителю.
Водитель и сидевшая рядом с ним высокая девушка покосились назад. Джерри было все равно. А водитель сам напросился. Добрый самаритянин, мать его так... Приоткрыв окно, Джерри подставил голову ливню.

Момент, когда машина остановилась, Джерри пропустил. Рядом с ним уже втиснулся на сиденье здоровенный парень в вымокшей футбольной форме и щитках, водружая себе на колени огромную спортивную сумку. Форма была настолько грязной, что Джерри не смог разобрать, каких она цветов. "Шлем напялить - и хоть сейчас на поле," - хмыкнул про себя Джерри. Удивления не было. Ничего не было. Только желание добраться поскорее до кампуса. Что он будет делать дальше, Джерри не знал.

В салоне было тесно, тепло, пахло сыростью. От соседа тянуло потом. Водитель довольно лихо крутил баранку и непрерывно гундел о ценах (кажется, на подержанные машины), о ливне, о грозе, о дороге, снова о ценах (кажется, на что-то еще). От его голоса Джерри хотелось биться головой в стекло. Хлесткие струи время от времени болезненно проходились по лицу. Джерри не узнавал кварталов и переулков, по которым они ехали. Ему казалось, что это кружение между серыми стенами будет продолжаться бесконечно. Девушка впереди вдруг дернулась, а водитель, наконец заткнувшись, отчаянно вывернул руль, потом Джерри швырнуло вперед, и он вмазался лицом в спинку переднего сиденья, а потом вцепился во что-то на дверце, и его замотало во все стороны, а потом все кончилось.

Машина стояла возле какого-то дома. С третьего рывка открыв дверь, Джерри выбрался из машины. Болела шея, из носа сочилась кровь. Здоровяк уже вышел из машины, выволок свою сумку и оглядывался по сторонам. Джерри вытащил из кармана носовой платок и, зажимая нос, огляделся. Машина, которая только что бешено неслась по каким-то закоулкам, оказалась встроена, именно встроена в стену под огромным плакатом "Смотрите в кинотеатрах!", на котором джип, полыхая, летел над каким-то строением. Темная туша поодаль. Люди в странных костюмах - не все, но многие. Как в кино. Вернее, где-нибудь возле столовой киностудии, когда туда сползается массовка с самых разных фильмов. Кино? Какое, к черту, кино?! Вдруг сообразив, Джерри схватился за нагрудный карман рубашки и мысленно выругался. Таблетки лежали на месте. Забыл про них совсем. Ч-черт. Первый раз за эти дни забыл принять - и тут же улетел в глюки. Может, на самом деле его сейчас в наручниках заталкивают в полицейскую машину. Или он уже сидит в участке, глуповато посмеиваясь в физиономию сержанта, а кто-то набирает номер отца... Джерри поежился. До недавних пор он был уверен, что знает отца как свои пять пальцев и может добиться от него чего угодно. Десять недель назад выяснилось, что он ошибался. И ошибался капитально. Вспоминать об этом ему не хотелось. Значит, глюки. Это ничего. По мнению Джерри, это было куда лучше, чем торчать в участке и ждать.

Девушка все еще смотрела на водителя, застывшего в нелепой позе, с растопыренными руками, словно его только что разбил паралич, и искаженным от ужаса лицом. Джерри окликнул ее, и она вылезла наружу, искоса глянув на небо. Только сейчас Джерри понял, что ливень превратился в мелкий дождичек. Дверь осталась открытой, Джерри заглянул и увидел на месте водителя манекен. С лицом водителя, карикатурно искаженным от ужаса. Как в старых комедиях. "Точно глюки," - подумал он. - "Ну и хорошо".

-----

Другая точка зрения: Катя Белосельцева
Другая точка зрения: Роджер Остенсо



--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:00
#2


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 2

Здоровяк по имени Роджер действительно оказался футболистом из команды какого-то орегонского университета; девушка Катя (на которую Джерри вынужден был смотреть снизу вверх) - из Санкт-Петербурга. Глухомань какая-то, припомнил Джерри. Где-то там же на западе, кажется. Одевалась она... черт ее вообще знает, где она такое себе покупала. Явно даже не на распродажах. А вот Роджер попробовал все-таки уточнить, о каком именно Санкт-Петербурге она говорит, в смысле, из какого штата - и тут Катя выдала, что о том, который в России. Джерри ошалело глянул на Роджера, встретив почти такой же взгляд. Катя запальчиво поинтересовалась, неужели они думают, что в России до сих пор по улицам медведи ходят?! "У нас в Орегоне иногда и в город забредают," - равнодушно пожал плечами Роджер.
- Какой Орегон?! - захлопала глазами Катя. - Где мы?! Я недалеко от дома такси поймала. В Питере! В России! Это Россия! Иначе почему вы по-русски говорите?
- Да ты головой, похоже, треснулась, - Кровь вроде бы перестала сочиться. Джерри скомкал мокрый платок, покрытый красноватыми пятнами, и кинул его в лужу. - Пристегиваться надо, детка.
- Не называй меня деткой! - огрызнулась Катя.

Глюк оказался странным, но занятным. Джерри никогда не интересовался Россией свыше того, что видел по каналам новостей. Ну да. Катя. Из России. Где медведи наконец перестали ходить по улицам. Ха! Джерри чуть не засмеялся, но тут он поймал себя на том, что потирает тыльные стороны пальцев и торопливо сунул руки в мокрые карманы брюк.

- Эй, - буркнул Роджер. - Это Коламбус. Огайо. У нас здесь игра.
Джерри хмыкнул:
- Да? Принстон, штат Нью-Джерси. Я в кампус ехал.
Роджер недоверчиво посмотрел на него.
- Это сон, - простонала Катя, и оба повернулись к ней. - Ой, мамочки, это просто сон такой дурацкий. - Девушка зажмурилась и потрясла головой. - Надо отсюда выбираться.
- Хочешь откуда-нибудь выбраться - поймай такси, - отозвался Джерри.

Он отошел на несколько шагов, вскинул руку с оттопыренным вверх большим пальцем. Машины ехали мимо; водители даже не бросали на него взгляда, словно его тут и не было. А прохожие, смахивающие на массовку возле столовой, обходили его так, будто вместо него была дырка в асфальте: мазнули взглядом насквозь - и обошли, не отвлекаясь от своих забот и мыслей. Нормальное дело, подумал Джерри.

Все-таки ему было слегка не по себе. В клинике, выписывая рецепты, врач предупредил о том, что в первую неделю-две возможны нарушения сна ("...тебе бы такие нарушения, - подумал Джерри, - четвертые сутки ни заснуть, ни хотя бы отрубиться..."). О том, что часы приема лекарств надо строго соблюдать, его тоже предупреждали. Но до сих пор он выполнял все предписания не из-за рассказов о возможных последствиях, которыми его старательно напичкал врач, а потому, что был уверен: пропусти он хоть раз, тут же засекут. И доложат. И... Ч-черт, снова по тому же кошмарному кругу совершенно не хотелось. Пусть сперва эта, первая история уляжется. И улеглась бы. Если бы не тот придурок с пистолетом, не толстуха возле перехода, мать их так... Нет, Джерри совершенно не спешил выныривать в реальность и выяснять, что в эти минуты происходит с ним на самом деле.

Катю прохожие тоже обходили стороной. И Роджера. Тот несколько секунд рассматривал идущих мимо людей, потом помянул Диснейленд и ни с того, ни с сего произнес фразу, явно цитируя что-то явно из классической литературы. Джерри обалдело на него уставился.
- Льюис Кэрролл, - несколько смутившись, пояснил Роджер и направился в сторону темной туши на асфальте. Катя последовала за ним.

Мотнув тяжелой головой, Джерри нагнал их. В прошлом году Джерри брался за Кэрролла раза три, но потом плюнул на эту тягомотину и передрал курсовое сочинение у кого-то из старших приятелей. Как ни странно, сошло с рук. А футболист, цитирующий Кэрролла - это было посильнее гонок на встроенной в стену кинотеатра машине с манекеном за рулем.

Джерри присмотрелся к странной... зверюге, решил он, так и не придумав название громадной помеси льва, медведя и горной гориллы. Прямо в тело были вкручены штыри, на которых держались грубые железные пластины и полосы, прикрывавшие грудь, плечи, морду. Туша была неподвижна, и Джерри коротко ткнул ее носком ботинка.

Налитые дурной краснотой глаза повернулись к троим. Зверюга зашевелилась и начала подниматься.

Джерри отскочил, оставив между собой и зверюгой набычившегося Роджера. Тот, похоже, драпать не собирался, и Джерри сделал еще шаг назад. И еще. Он так и отступал бы, если б на третьем шаге не уперся спиной в Катю, вцепившуюся ему в руку. Зверюга, в отличие от прохожих, прекрасно их видела. И миролюбием, похоже, не отличалась.

Дальше события понеслись с бешеной скоростью. Джерри словно смотрел трейлер к чему-нибудь вроде римейка "Кинг-Конга". Рывок, встречный удар - пауза, еще рывок, клубок по земле, расцепились, вскочили - и зверь бросился наутек.

Роджер медленно обернулся. Наплечные щитки сбились, грязная мокрая форма стала еще и драной. Джерри присвистнул:
- Ну ты и лось... - протянул он.
- Наша команда называется "Орегонские селезни", - как-то машинально ответил Роджер.
Тяжело ступая, Роджер направился к ним, и Джерри почему-то захотелось отступить еще на пару шагов.

Катя, не то всхлипнув, не то судорожно вздохнув, выпустила рукав Джерри и кинулась к одному из прохожих:
- Как называется этот город? А улица?
Прохожий в котелке недоуменно-вежливо заморгал:
- Э-э... город? Город... город называется... знаете, я как-то об этом не задумывался...
Катя на миг остолбенела, но тут же принялась расспрашивать дальше, про улицу, еще про что-то. Прохожий явно не понимал, чего от него хотят, но девушка оказалась настойчивой.

Джерри поймал себя на том, что все-таки потирает тыльную сторону пальцев. Вернее, заметил брошенный на его руки взгляд Роджера и только тогда понял, что делает. "Ну и черт с ним, - подумал он, - пусть смотрит". Следов того, что искал Роджер, у него на руках не было, уж это-то он знал. И от расчесов давно ничего не осталось. Но все-таки Джерри снова сунул руки в карманы. Врач в клинике говорил, что если появится зуд, таблетки его снимут. Все то, что надо было принять еще днем, лежало в нагрудном кармане рубашки. Вот вытряхнуть на ладонь полдюжины разноцветных капсул, небрежно закинуть всю эту горсть в рот - и посмотреть, какие лица будут у Кати и Роджера. Сперва от вида таблеток, а потом от того, что вся эта хрень кругом расползется и исчезнет. А может, они и сами исчезнут. Только... только вот Джерри не был уверен, что сейчас, когда глючево в разгаре, того, что есть с собой, окажется достаточно, чтобы выйти. Да нет, успокоил себя Джерри, того, что есть, хватит. Должно хватить.

Роджер смотрел на него мрачно, но спокойно. Катя уже была на проезжей части, где, остановив машину, втолковывала водителю что-то про больницу. Прохожего, с которым она говорила, и след простыл. Джерри еще раз посмотрел на изрядно помятого Роджера. Ну да, в больницу. Какая, в общем-то, разница, куда? Катя замахала рукой, Роджер подхватил сумку, и все трое забрались в машину, которая тут же сорвалась с места.

Улица шла прямо, словно по линейке прочертили. На мелькающие по сторонам грязно-серые стены трущоб Джерри не смотрел. Что на них смотреть? Неприятное чувство дергалось где-то внутри. Неприятное и непонятное. Рядом молча сидел Роджер. Перед глазами покачивалась светловолосая голова Кати. Все трое молчали.

Вылетев на площадь с неработающим пересохшим фонтаном, водитель резко затормозил у обшарпанного здания, стену которого словно изрешетили из крупнокалиберного пулемета:
- Вот больница.
- Это... это не пятая городская! - запротестовала было Катя.
Но Роджер уже лез наружу, сунув шоферу купюру, которую тот осмотрел со всех сторон и запихал в карман, неопределенно хмыкнув "Ну ладно...". Джерри тоже выбрался из машины:
- Чего тут сидеть? Все равно больница нужна, - и направился с Роджером к простреленному зданию.
Оглянувшись, он увидел, что Катя следует за ними.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:01
#3


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 3

На больницу это похоже не было. Облезлый коридор, тусклые лампочки, облупившиеся двери. И пусто. Джерри понял, что ожидал увидеть яркий свет, чистоту, хромированные каталки и стойки для капельниц, деловитую суету медсестер и интернов. Того, на что успел насмотреться. А здесь... Не то безденежный хоспис, не то приют для неимущих. Или вообще ночлежка где-нибудь в трущобах. Ах да, вспомнил он. Это и есть трущобы. Ну тогда понятно.

Медсестра сидела спиной к ним, читая глянцевый журнал. Шапочка на ней оказалась снежно-белой и, похоже, накрахмаленной. Джерри довольно громко и бодро поздоровался, ожидая, что когда медсестра обернется, вместо лица у нее будет клыкастая пасть или морда павиана.

Она обернулась, и Джерри чуть не споткнулся. Мордашка - хоть сейчас на обложку любого глянцевого журнала. Только на те мордашки, что на обложках, идут еще несколько часов работы стилиста, десяток слоев грима и муторная возня с постановкой света. А тут - облезлая приемная и тусклый свет под самым потолком. И мордашка с обложки.
- Чем могу быть полезна? - ослепительно улыбнулась медсестра.

Джерри захотелось спросить, сколько ей платят в этой развалюхе, что она может позволить себе такого дантиста, но вместо этого завел долгий панегирик медицине вообще и медперсоналу в частности. Поток собственной речи подхватил его, как это нередко бывало, и он все ждал, когда медсестра его остановит или хотя бы проявит нетерпение, но она все слушала и слушала, восторженно кивая и сверкая широкой белозубой улыбкой. Наконец Джерри заставил себя свернуть на нужную тему: "...рецепты у меня есть, вот пожалуйста, но их нужно отметить, а вот ему, - он кивком указал на Роджера, - не помешала бы медицинская помощь, так что нам нужен врач..."
- Дежурный врач принимает в двенадцатом кабинете, - радостно прощебетала медсестра, - прямо по коридору и направо.
Джерри осекся. Больница, в которой не врач выходит к пациенту в приемное отделение, а пациент идет внутрь, к врачу? Ну знаете... ну и как знаете.
- Спасибо! - выдал он с таким преувеличенным восхищением, что ни одна дура не приняла бы это восхищение за чистую монету.
Медсестра улыбнулась ему еще радостнее, и Джерри захотелось забить ей в глотку ее чертов журнал. Он развернулся и зашагал к двенадцатому кабинету.

Возле двери с покосившимся номером "9" Катя вдруг объявила напряженным голосом:
- Тихо! Слышите?
Джерри остановился и прислушался. Тишина была такая, что он слышал гул крови в ушах.
- Ничего, - пожал он плечами.
Катя жалобно посмотрела на Роджера.
- Нет, ничего, - отозвался он.
- Ну как же! Как будто железом по стеклу! Или по камню. Неужели вы оба не слышите?!
Джерри показалось, что Катя сейчас расплачется или бросится вон из этой дурацкой больницы.
- Да ладно тебе, - примирительно сказал он. - Послышалось, наверное. - Он чуть было не добавил "головой ты все-таки, похоже, здорово ударилась", но вовремя прикусил язык и пошел быстрее.
Когда они подошли к нужному кабинету. Катя, испуганно озиравшаяся по сторонам, вдруг просветлела и ткнула пальцем в дверь чуть дальше и напротив, с номером "13":
- Это оттуда!
- Оттуда так оттуда. Нам все равно не туда, - Джерри толкнул дверь кабинета номер двенадцать.

Кабинет оказался под стать всей больнице: на металлических шкафчиках с застекленными дверцами облупилась краска, какой-то врачебный инструментарий на облезшем столике был покрыт налетом и пятнами ржавчины. Узкая кушетка у стены была покрыта пожелтевшей надорванной клеенкой. Впрочем, здесь было более-менее чисто. Вид врача, вставшего при их появлении из-за рассохшегося стола, примирил Джерри со всей этой рухлядью. Грубоватое лицо казалось каким-то незакоченным, словно вытесанным на скорую руку - но оно было не таким, как у всех, кого ему до сих пор приходилось видеть. Если не считать Роджера и Катю. Доктор казался таким же настоящим, как и его невольные спутники. Джерри почувствовал неприятный холод между лопаток и шагнул к столу, протягивая рецепты:
- Здравствуйте. Мне назначен курс лечения, и сейчас мне нужны вот эти препараты. И еще вот он пострадал...
Едва взглянув на бумажки, доктор покачал головой:
- Нет. Таких лекарств у меня нет. Да и... здесь это вам не поможет. Все равно не поможет. - И отвернувшись к Роджеру, врач чуть ли заохал: - Как же это вас... Раздевайтесь.
Джерри запихал рецепты в бумажник, сунул бумажник в карман:
- Ну хоть вода у вас тут найдется?
Врач, разбирая мотки бинтов в ящике стола, мотнул головой в сторону раковины с обколотой эмалью.

Стакан Джерри отыскал на столе врача. На засохшую грязь на стенках и краях ему уже было наплевать. Высыпав на ладонь таблетки, он закинул их в рот и запил. Вода отдавала неприятным железистым привкусом и чем-то еще. Ну вот. Минут через десять он окажется... интересно, где именно? Чтобы не думать об этом, Джерри принялся расспрашивать врача. Тот отвечал неуверенно, с паузами, но руки его, накладывавшие повязку на широченную грудь Роджера, действовали ловко и точно.

Вы в городе ночных кошмаров - оборот бинта. Сюда попадают, да, кажется, попадают. Я тоже, когда-то, давно... не помню - руки подтягивают бинт. Мое имя? Имя... я не помню. Кажется... нет, не помню. Вы погибнете, если заснете. Еще один тугой виток. И тринадцатый час, на это время надо где-то укрыться. Я... я не знаю, где. На Базаре, да, на Базаре. Я не помню, где это. Но туда идут все. Идите за всеми, и вы туда придете. Еще джунгли на крышах... но там тоже опасно - витки поднимаются выше. Я там прятался, когда только попал сюда. Нет, не помню... не знаю, когда это было. Давно. Очень давно. Я плохо помню. Но сейчас вы пришли, и я начинаю вспоминать, только не помню, что именно. Не надо спать! - отчаянный вскрик сбрасывает Катю с кушетки, где она устроилась, привалившись спиной к стене. Вам нельзя спать! Здесь нельзя спать! Поморгав, Катя присоединяется к разговору. Тринадцатый кабинет? Это кабинет главного врача. Не ходите к нему, не встречайтесь с ним. Он вам навредит, я не знаю, чем, но вам не надо с ним встречаться, это опасно. А я помогу вам, я хочу вам помочь, только не помню как. Помните - тринадцатый час. Нет-нет, ночи, только ночи, здесь всегда ночь - рука подхватывает оставленный конец бинта и закидывает его на широкое плечо. Выбраться... не знаю, наверное, можно. Я не помню, не помню. Библиотекарь, он должен знать, он вообще очень много знает, у него там архивы и все такое. Только библиотека сгорела. Как где? В библиотеке, естественно, он же библиотекарь. На Базаре тоже, наверное, знают - крепкий узел ниже плеча, косая перевязь из бинтов поддерживает повязку на ребрах. Можно продать, можно купить. Все, что угодно, там есть все. Только за это придется платить, за все придется платить, и цена может быть высокой, очень высокой. И купят тоже, там все, все покупают. Мое имя, я не помню, не помню... Да, я видел его, я ходил к нему в библиотеку. Нет, как выглядит, не помню. Может быть, на Базаре знают.

Джерри слушал врача и не понимал, почему ничего вокруг не меняется, почему он сам продолжает слушать этот бред, этого психа и что вообще происходит, вашу мать?! Все и всё по-прежнему оставались как были: кабинет, шкафчики, раковина, кушетка, врач, оглядывающий повязку на Роджере... да какого хрена?! Джерри судорожно сглотнул. А что, если это все не глючево, промелькнула мысль, и ему стало страшно. По-настоящему страшно. Впервые за все это время.

Кто вскрикнул первым, указывая на дверь, Джерри так и не понял. Сизая плесень, невесть откуда взявшаяся на ручке, быстро распространялась по всей двери, прорастая, захватывая, расползаясь... как в кино. Только Джерри уже не был уверен, что происходящее с ним реально не более, чем картинка на экране.
- Обход... - побелевшими губами с трудом прошептал врач, подаваясь назад. - Обход... о нем я совсем забыл... Вам надо бежать... прятаться... нет, бежать...

Не успевший одеться Роджер бросился к единственному окну и содрал с него грязные жалюзи. За окном оказалась кирпичная кладка, неровная, грубая, но глухая. Звякнула металлическая дверца шкафчика, задребезжало стекло в ней: Катя рывком распахнула дверцу и схватила ржавый скальпель. Врач вжался в стену между шкафчиком и кушеткой.

Именно в этот момент дверь распахнулась.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:02
#4


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 4

В кабинет ворвался тяжелый гнилостный запах. Дверной проем заполняла человекоподобная раздувшаяся туша омерзительного сине-зеленого цвета. По всей туше медленно перемещались желваки, из которых сочилась сукровица; на разных участках тела то взбухали, то пропадали ветвящиеся белесые сосуды, виднелись лишаи, отеки, торчали разросшиеся опухоли. На одной стороне того, что, возможно, было лицом, словно содрали кожу, и грязно-бурые мышцы то сокращались, то вытягивались.

Джерри затравленно оглянулся. Бежать было некуда. Роджер согнулся над раковиной в углу, его сотрясали спазмы. Катя, сжав в руке скальпель, двинулась к двери, решительно сжимая губы. Один он, как идиот, стоял посреди кабинета, не в силах пошевелиться или хотя бы заорать.

Существо не спеша вытянуло вперед то, что заменяло ему руку. Вместо пальцев у него были шприцы с толстыми заржавленными иглами. И эти иглы уставились прямо на Джерри - в грудь и в горло. Дернувшись, как марионетка на нитках, Джерри шагнул вперед.

Теперь иглы едва не касались джемпера, а та, что была нацелена в горло - кожи. Выставленные напоказ мышцы зашевелились, и Джерри почувствовал уверенность, что жуткое существо довольно ухмыльнулось. Ухмылка была поганой до жути - и почему-то показалась знакомой. В глазах стало темнеть, словно черная вода затапливала их изнутри. Неожиданно для себя Джерри нагло осклабился:
- Ширево за так? Задвинуться, откатить и отъехать, да?

Иглы дрогнули, а Джерри уже проваливался в вязкую тьму, в которой, сменяя друг друга, замелькали похожие на вспышки жуткие эпизоды. Едва слышно стонущий иссохший старик. Бьющаяся в судорогах женщина. Задыхающаяся девочка с посиневшими губами. Корчащееся тело, покрытое нарывами. Землисто-желтое лицо, и белки закаченных глаз тоже желтые. Прокрутите всё еще раз! То же самое, только на полсекунды дольше. Финал. Нужно изменить финал. Хотя бы в одном. Еще раз! Работаем! Ну же! Под головой женщины медленно расплываются красные пятна. Искажается в агонии изуродованное вздутиями лицо. Не то, снова не то. Девочка пытается вдохнуть с такой силой, что живот уходит под ребра, она заходится в кашле и наконец с трудом сплевывает какой-то сгусток. Вот! Еще полсекунды! Частое дыхание, синева мало-помалу уходит с губ. Да! Оставляем! И еще раз все остальные - я понял, как делать финал.

Джерри казалось, что он стискивает внутренности какого-то огромного животного. Зрение прояснилось, и он увидел, что удерживает лапищу загородившей выход туши, направляя ржавые иглы в живот этому же самому существу. Он дернулся было назад, но сзади в плечи упирались чьи-то ладони. В кабинете стояла жуткая вонь. Под пальцами пробежал плотный бугор, и Джерри с отвращением отдернул руки. Его трясло, во рту стоял резкий кислый привкус, по спине ползли струйки липкого пота. Туша как-то неуверенно качнулась вперед-назад и вывалилась в коридор, освободив проход. Гнойники и трупные пятна на ней возникали и исчезали с невероятной скоростью, как в калейдоскопе. Джерри почувствовал толчок в спину и едва не упал, но кто-то вцепился ему в плечо, поволок по коридору. Ноги подламывались, руки ходили ходуном, перед глазами все плыло, потом перед ним возникла кукольная мордашка медсестры, и вот тут его едва не стошнило.

За спиной захлопнулась дверь больницы. Джерри почувствовал, что его отпустили, и тут же сполз наземь возле простреленной стены. Мутило. Он хотел было опустить голову на руки, но на ладонях засохла какая-то слизь, и он принялся яростно оттирать ее о землю, о стену, с остервенением обдирая кожу. Снова хлопнула дверь, рядом началась суматоха, его снова вздернули на ноги, потащили, втолкнули в салон машины. Лес? Какой еще лес?!

Машина тронулась, Джерри глянул в окно, на Роджера, на светловолосую голову Кати - и, откинувшись на спинку заднего сиденья, захохотал в голос. Ему было чертовски смешно. Кто-то подхватил его смех, а он все смеялся, смеялся, истерически заходясь, пока не начал по-настоящему задыхаться, но остановиться уже не мог.
- В... морду... - выдохнул он в лицо Роджера, давясь клокочущим хохотом.
Тот смотрел непонимающе. Джерри, захлебываясь смехом и слезами, не сразу сумел добавить:
- Мне... в морду... дай...

От удара голова врезалась в стекло. Джерри ожидал от Роджера оплеухи, но не прямого в челюсть. Смех, правда, оборвался; Джерри облегченно задышал и не без труда выпрямился. Ребра и живот болезненно ныли.
- Эй! - невнятно произнес он, ощупывая лицо и голову. - Куда мы едем?
- В лес.
- Зачем?
- Это был главврач. И теперь он будет искать нас.
- Зачем?
- Наверное, чтобы прикончить.
- Хрена себе... - пробормотал Джерри.
Отдышавшись, он оглядел салон и спутников. Катя все еще сжимала в руке ржавый скальпель, сидя очень прямо и почти неподвижно.
- Катя! - окликнул ее Джерри почти своим обычным тоном. - Может, выбросишь свою железку?

Девушка молча приоткрыла окно и вышвырнула на дорогу скальпель, проводив его взглядом. И чуть не подпрыгнула на сиденье:
- За нами звери!
Водитель, по виду японец, торопливо оглянулся, тут же вжал педаль газа, и машина рванула вперед. Джерри пошло швырять по всему сиденью, пока Роджер не затолкал его на место и не сунул ему в руку пряжку ремня безопасности:
- На, пристегнись.
Катя уже была притянута ремнем к спинке переднего сиденья. Не без труда сумев вдеть пряжку в замок, Джерри вцепился в ручку на двери машины. Роджер покосился на него, но ничего не сказал.

Машина мчалась вдоль странного, сероватого леса, визжа шинами. Пассажиров подбрасывало и мотало из стороны в сторону. Джерри изо всех сил старался беречь многострадальную голову. В ушах и без того звенело, а в глазах время от времени становилось темно. В гробу я видал такие глюки, подумал он - и ему показалось, что внутри кто-то мрачно хохотнул в ответ.

Из очередного поворота водитель вывернуть не сумел. Машину занесло, завертело, швырнуло вбок, потом вообще закрутило так, что Джерри перестал понимать, сидит он нормально или вверх ногами. Глухой тяжелый удар, от которого Джерри едва не врезался в Роджера, несмотря на ремень - и тишина. Водитель не шевелился, привалившись головой к двери. По стеклу ползла тонкая струйка крови.

Джерри еще не успел ничего понять, а Роджер и Катя уже выскочили из машины. Джерри непослушными пальцами принялся отстегивать ремень. Снаружи раздался низкий горловой звук - не то рычание, не то... вообще непонятно что. В ушах звенело по-прежнему, если не сильнее. Справившись наконец с пряжкой, Джерри толкнул дверь. Дверь не поддалась. Снова хриплый рык. Да м-мать их так, что там?.. Наконец Джерри сообразил, что с его стороны машину запирает толстый ствол, и полез наружу через другую дверь, которую Роджер оставил открытой.

Звон в ушах стал сильнее. Только сейчас Джерри сообразил, что этот звук не рождается в ушах, а приходит в них извне. Безжизненным тембром звенел сам лес. Деревья были железными, ни одного живого листа, и металлические листья вместо шелеста издавали непрерывный звон, сводящий с ума. Катя лежала на земле, возле ее руки что-то блестело. Над ней стояла зверюга поменьше той, что Джерри уже видел, но более гибкая. Менее мощная, но вряд ли менее кровожадная. Вторая навалилась на Роджера, правда, она едва шевелилась - но и Роджер почти не мог двигаться, придавленный ее весом. Он сделал рывок, отваливая от себя зверя, в плоть которого уходили железные штыри, крепя защитные пластины - но тут от катиного тела взвилась в прыжке первая зверюга, всей тяжестью обрушилась вниз, распластав Роджера на земле теперь уже под двойной тяжестью - своей и товарки. Клыки разорвали Роджеру грудь и горло.

Джерри понял, что остался один.

И что теперь ему кранты.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:02
#5


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 5

Роджер обмяк под придавившими его зверями; Катя лежала все так же неподвижно. Джерри прижался спиной к машине и сдвинулся вбок. Всего один шажочек. Но верхняя зверюга тут же вскинула голову, повернула к нему оскаленную морду. Джерри застыл, изо всех сил стараясь не смотреть ей в глаза. Где-то он слышал, что если смотреть зверю прямо в глаза - бросится обязательно. Не будь он уверен, что зверюга догонит и разорвет его играючи, уже рванул бы... куда? В лес? На дорогу? В одиночку? Идиот. Оставалось забраться назад в машину и запереться в ней. Может, они не сумеют раздолбать стекло. И несколько часов, а то и дней можно будет спокойненько задыхаться в салоне рядом с трупом водителя, без воды, в грязи и вони. Хотя решетка на морде... раздолбают, вытащат и сожрут раньше. Мать твою, Роджер, в бессильном отчаянии подумал Джерри, какого хрена ты не мог поживее скидывать с себя ту, первую? Чуть-чуть ведь не успел, совсем чуть-чуть. Какие-то доли секунды, млять...

Доли секунды.

Джерри решился - и тут же почувствовал, что его замутило. Он скосил глаза на тело водителя. Струйка крови, все еще стекавшая по стеклу, замедлилась... остановилась... и, набирая ход, двинулась обратно, вверх, исчезая под прямыми черными волосами. Джерри перевел взгляд на людей и зверей возле машины. Сцена застыла, только верхняя зверюга медленно-медленно отворачивалась, опуская голову. Назад. Еще назад, на ускоренной! Верхняя зверюга стремительно махнула головой рядом с горлом Роджера, словно слизнув с тела рваные раны от клыков, распрямила задние лапы, на миг оставшись на передних, и взлетела в воздух, будто ее отшвырнули назад, схватив за шкуру на крестце. Задние лапы коснулись земли возле Кати. Стоп! Передние лапы зверюги зависли в воздухе, не успев опуститься; Роджер медленно, словно увязнув, пытался сдвинуть с себя второго зверя.

В глазах у Джерри снова стало темнеть, ноги подкашивались, его била крупная дрожь, словно тело было створом плотины, в которые, ревя, ломился яростный поток. Свалюсь - сдохну, подумал он и вцепился в дверцу машины, почти повиснув на ней. Работаем. Начинаем отсюда. Медленно. Кадр: мышцы на руках и спине Роджера напряглись, отталкивая покрытое жесткой шерстью тело и вросший в него металл. Та зверюга, что над Катей, пока не в кадре - да, то, что надо. Вот это оставляем. И это. И это тоже. А это убрать. Что там получилось? Хорошо. И вот тут пустить чуть быстрее, отсюда досюда. Где накладывается? Плевать я хотел! Когда вторая впрыгнет в кадр, загривок первой должен быть вот здесь. Еще немного. Еще. Оставляем так. Да, вот так - должно получиться. Должно. Ну?!..

Катя неподвижно лежала на земле, возле ее руки что-то блестело. Над ней стояла зверюга поменьше той, что Джерри уже видел, но более гибкая. Менее мощная, но вряд ли менее кровожадная. Вторая навалилась на Роджера, правда, она едва шевелилась - но и Роджер почти не мог двигаться, придавленный ее весом. Он сделал рывок, отваливая от себя зверя, в плоть которого уходили железные штыри, крепя защитные пластины - но тут от катиного тела на него прыгнула первая зверюга. Лицо Роджера перекосилось от яростного усилия, придавившая его туша в последний миг поддалась, быстро пошла вверх и оказалась на пути распластавшегося в броске зверя, не успевшего остановить ни прыжок, ни удар клыками. Клубок из двух зверюг покатился в сторону.

Створы плотины рухнули, и яростный черный поток обрушился на Джерри; накрыл с головой, смял, скрутил и продолжал месить и швырять. Не помня себя, не видя ничего вокруг, Джерри бросился бежать под дикие вопли ужаса, не понимая, что кричит он сам.

Захлебываясь криком, не разбирая дороги, он несся мимо перезванивающихся металлических стволов, продирался сквозь кусты с бритвенно-острыми листьями, оступался, вскакивал и снова мчался вперед, ни о чем не думая. Им владело единственное желание - бежать, бежать, как можно дальше, он не знал, от чего, но бежал изо всех сил, пока не скатился в лощинку, где уже не смог подняться даже на четвереньки. Задыхаясь и всхлипывая, он из последних сил подполз к ближайшему дереву и бессильно привалился к его корням. Легкие и горло горели, по щекам текли слезы, но бешеный черный поток мало-помалу отступал, оставляя за собой опустошенность, изнеможение и память о чудовищном страхе, ледяным комком засевшую внутри. Больше - никогда, подумал Джерри, к черту. Ни-ког-да. Он жадно хватал ртом воздух; непрерывный перезвон листьев вибрировал в теле, налившемся невероятной тяжестью.

Когда до него донесся негромкий лязг кустов, свидетельствующий, что сюда кто-то приближается, он даже не попытался двинуться с места.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:03
#6


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 6

Выскочивший в лощинку Роджер поставил на ноги Катю и в несколько шагов оказался возле привалившегося к дереву Джерри. Джерри отрешенно глянул на него, не чувствуя ни удивления, ни радости, ни страха, вообще ничего. Он был занят: дышал и пережидал судороги, время от времени сводившие тело. Нагони его не Роджер и Катя, а те самые зверюги с зарешеченными мордами, Джерри глядел бы на них так же отрешенно, пока они не начали бы рвать его. А может, и после.

Роджер секунду-другую смотрел на Джерри, потом отошел в сторону и принялся размеренно ударять кулаком в ближайший ствол. На металле коры оставались следы крови. Катя исподлобья поглядела на парней, пошагала по лощине туда-сюда, остановилась, повернула голову, будто прислушивалась.

Судороги стихали, слезы перестали течь, но воздуха все еще не хватало. Мучительная тяжесть во всем теле сменилась бессилием, словно вместо мышц были мокрые тряпки, а вместо костей - разваренные спагетти. Происходящее не было ни сном, ни глючевом, ни реальностью - в этом Джерри был уверен, хоть и не знал, откуда эта уверенность. Но, похоже, именно она вызвала тупое оцепенение, в котором Джерри не мог и не хотел ни-че-го. Впрочем, на это ему тоже было наплевать.

- Сюда идут! - вскинулась Катя. - Двое! Твари эти! И... и еще кто-то!

Слова доносились как сквозь вату, оставаясь бессмысленными пустыми звуками. Ни страха, ни удивления - вообще ничего. Не поворачивая головы, Джерри безразлично покосился на Катю. Те уже приходили. Эти идут. Потом еще придут. Все равно. Рано или поздно все равно доберутся. Роджер вон тоже понимает - глянул, отвернулся и дальше бьет. И куда ж она рванула? Ветку ломать. Ну ломай. Она железная. А она упертая. Все ломает. Звону на весь лес. Ну и пусть. Один хрен разница. Сломала все-таки, меланхолично отметил Джерри. Из лощины полезла. Делать ей больше нечего. Звону чего-то меньше не стало. А, это Роджер свое дерево лупит. Джерри перевалил голову на другую сторону, чтобы не надо было двигать глазами:
- Не долби, а? - Роджер обернулся, уперся тяжелым взглядом сверху вниз. Джерри подумал и решил добавить: - У меня и так в башке звенит.

Роджер посмотрел на ствол, на котором остались капли крови и клочки содранной кожи. Подошел и сел напротив. Да пусть сидит, вяло подумал Джерри. Жалко мне, что ли? Жалко не было. Даже себя. Бесцветная пустота и бессмысленные звуки.

- Чего? - апатично переспросил Джерри. Ему так и так было все равно, а Роджеру, наверное, надо чего-то, раз заговорил.
- Это я во всем виноват, - повторил Роджер, по-прежнему глядя в сторону.
Джерри почувствовал тусклый проблеск интереса и мимолетное легкое удивление тому, что вообще что-то почувствовал.
- Ты о чем? - безразлично уточнил он.

И Роджер рассказал о настойчиво повторявшемся сне. О бегстве. О погоне. О гибели. К концу рассказа Джерри понял, что проблеск интереса превратился в огонек. Тоже тусклый, правда. Но это было уже что-то.

- Я из-за этого уже несколько суток спать не могу, - глухо закончил Роджер.
- Угу, - понимающе бормотнул Джерри.
- Ты - тоже? - удивился Роджер.
Джерри равнодушно кивнул и одновременно слабо отмахнулся. Роджер, помолчав, добавил:
. Здесь именно это и происходит. Я боюсь, что оказался в своем сне. И как-то затянул в него и вас.
Джерри приподнял голову впервые с минуты, как оказался в этой лощинке:
- Да? - Голос начал оживать; лицо тоже. - Тогда, может, нам удастся перескочить из твоего сна в мой? Или в катин?
Роджер как-то странно посмотрел на него, потом глянул по сторонам:
- Кстати, где она?
Джерри тоже огляделся. Кати не было. Нахмурился, пытаясь припомнить:
- Кажется, куда-то вон туда выбиралась... - не слишком уверенно ответил он.
Несколько секунд они сидели молча. Роджер встал и стянул с себя давно разъехавшуюся повязку. Скомкал грязные бинты, кинул в сторону и протянул руку Джерри. Джерри ухватился за нее и стал подниматься.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:04
#7


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 7

Когда они выбрались наверх, их уже ждали.

Армейские штаны и куртка, капюшон стянут так, что лица не видно, нож в руке, за плечом торчит ствол. Две зверюги в защитной броне, оскаленные клыки за решетками.

Кати нигде не было.

Прости, Роджер, подумал Джерри. Ты классный парень. Но это твой сон. Это на тебя охотятся. А значит... Он выпрямился и поднял руки на уровень плеч, показывая пустые ладони.

Свободной рукой мужчина потянулся к ружью.

Роджер тут же шагнул вперед и, пригнувшись, уперся пальцами в землю. Он что, подумал Джерри, решил с этими ребятами в футбол сыграть? В следующий миг плечи Роджера раздались, а от затылка поползла вниз по хребту полоса темной жесткой шерсти.

Ствол лег на предплечье руки с ножом, целя Роджеру в голову.

Человек-зверь рванул с места, смазавшись в полосу.

Палец плавно нажал на спуск.

Пуля свистнула у самого уха Роджера. Джерри почувствовал тупой удар в грудь, потом горячее и влажное в месте удара, потом ему снова стало нечем дышать.

Почувствовать боль он так и не успел.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:05
#8


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 8

Сцепившиеся враги с рычанием катались по кровавому месиву. Жуткое зрелище то расплывалось перед глазами, то становилось четким, то снова плыло. Джерри зажимал ладонью рану и боялся шелохнуться. Грудь жгло, воздуха не хватало; он дышал часто, как собака, всхрипывая от боли при каждом вдохе - и все равно задыхался, медленно, но неуклонно. Господи, до чего же больно, подумал он, выдыхая мелкие брызги крови. Лучше бы я сразу сдох, чем вот так.

Чьи-то руки повернули его на бок; все, кроме боли, перестало существовать, и он решил, что мысленное пожелание сейчас сбудется. Но потом снова расслышал осточертевший перезвон и снова увидел...

На то, что осталось от мужчины в армейской куртке, смотреть без тошноты не получалось. Одна из зверюг лежала чуть поодаль, из ее пасти торчал металлический сук. Еще два чудовищных зверя рвали друг друга зубами и когтями; один был в броне, другой - без. Перед глазами Джерри снова поплыли блеклые пятна.

Его поворачивали, с ним что-то делали, возились с ранами на груди и спине. Он позволял делать с собой что угодно, лишь бы отстали поскорей, а сам все пытался понять: это - еще Роджер? Или уже нет, и тогда всё, конец? Грудь стянула тугая повязка, дышать стало чуть легче, в глазах немного прояснилось. Его приподняли, оперли на что-то спиной. Как сумел, Джерри прохрипел Кате "спасибо". Попытался сесть, но тело скрутила острая боль, и он застыл, пережидая, надеясь и не веря, что отпустит. Знакомое дело, промелькнула мысль. По крайней мере, временами похоже.

Рык одной из зверюг захлебнулся и стих. Зверь-победитель выпустил разодранное тело в искореженной броне и одним прыжком развернулся к Джерри и Кате. Ему довольно сильно порвали бок и плечо, но Джерри не обольщался насчет того, что эти раны зверю сильно помешают. Или дадут им с Катей шанс удрать. Особенно ему.

Зверь оскалился, присел на задние лапы, но с прыжком медлил. Джерри бросило в холодный пот. В налитых кровью глазах не было узнавания. А ярость была. Ч-черт, подумал Джерри, если он уже совсем не он, тогда и правда лучше бы я сдох сразу.

Джерри медленно приподнял руку ладонью вперед, глядя на зверя. Движение отдалось острой болью в груди, он едва не закашлялся. Зверь медлил. Смакует, что ли?
- Тихо, парень, тихо, - с трудом выговорил Джерри. Язык едва ворочался, дыхания не хватало. - Всё уже кончилось. Всё... уже всё...

Задние лапы спружинили, но зверь не прыгнул, а шагнул, поднимаясь от земли. Хрипя и ловя воздух, Джерри с ужасом смотрел, как с каждым шагом тело становится все более человеческим, как морда превращается в лицо. Роджер. С возвращением, парень. Плечи Джерри обмякли, он закрыл глаза, потом открыл - Роджер стоял на коленях рядом с ним, а Катя... Его снова затошнило, как тогда, в больнице, при виде кукольной мордашки медсестры: Катя деловито рылась на месте побоища. Словно во сне, Джерри смотрел, как она крутит в руках ружье, с какими-то словами протягивает Роджеру нож, потом пожимает плечами, стаскивает с трупа ножны и, обтерев все, вешает нож себе на пояс; потом переворачивает изодранное тело без лица, разглядывает остатки одежды на нем... Джерри откинулся на дерево, возле которого полулежал, и снова закрыл глаза.

Начало новой суматохи он пропустил и очнулся лишь когда его снова стали не то ворочать, не то передвигать. Он хотел было послать всех и вся, но тут повязку на нем распустили, и воздуха опять перестало хватать даже для дыхания. Чьи-то руки, куда более умелые, чем катины, что-то делали с ранами на груди и спине, боль была еще сильнее, чем раньше, и только когда его наконец снова прислонили к стальному стволу, он разглядел знакомое лицо. Врач из больницы. Разыскал-таки. Вовремя, ничего не скажешь. Джерри вполуха слушал разговор Кати с врачом. Тринадцатый час, осталось два часа, кошмары, библиотекарь, купить-продать... Если что, усмехнулся он про себя, продам свое второе имя. Все равно я его терпеть не мог, сколько себя помню. А разговор продолжался. Базар, дом охотника, зоопарк... Ему было все равно, куда. Даже когда Роджер, одетый в одни только заляпанные армейские штаны, подхватил его на руки и потащил куда-то, ему было все равно.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:11
#9


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 9

Расфуфыренная карета оказалась жутко тряской. Джерри привалился к сидевшему рядом Роджеру; тот придерживал его, но это не особо помогало. Он не помнил, как и когда выяснилось, что у врача теперь есть имя - Джон. Все кругом было как в тумане. Но в какой-то момент два слова разнеслись в этом тумане ударами колокола.

Сильное. Обезболивающее.
Сильное, да?

Черт, черт, черт!

Он уже смирился с тем, что здесь, в этом дурацком городе, не достать ни того, что прописали ему в клинике, ни того, чего ему не прописывали никогда. Когда знаешь, что нет вообще ничего, и взять совсем негде - легче. А тут только руку протяни.

Тыльная сторона кистей отчаянно зудела.

А если он от таблеток заснет? Доктор говорил, что спать здесь нельзя. Но это же не то чтобы сон. Не совсем сон. Да и вообще, когда хреново, как сейчас, целыми тарелками надо закидываться, чтоб заснуть. Наверное.

Почти забыв про боль в простреленном легком, Джерри уже готов был потянуться за таблетками. Мешала только тяжелая ручища Роджера, придерживавшая его за плечи. Джерри провел языком по пересохшим губам и неожиданно для себя мотнул головой.
- Не надо, - хрипло выдавил он. Но тут же добавил: - Может, потом. Позже. - И ему показалось, что окружавший его туман сгустился и потемнел. Ну и кретин же ты, подумал он.

Оставшуюся часть дороги Джерри в разговоры не вслушивался.

Все-таки зоопарк, подумал он, глядя на полуоткрытую решетку ворот. Пока Роджер вытаскивал его из этой идиотской кареты и подхватывал на руки, выяснилось, что здесь и находится дом охотника, причем все остальные об этом давно уже знают. Джерри мысленно выругался и постарался сосредоточиться на том, что было вокруг. И на разговорах тоже.

Катя и Джон шли впереди, между пустых клеток, из которых доносились то рычание, то фырканье, то щебет. Джерри представил себе тех самых зверюг, только еще и невидимых, и его затрясло так, что Роджер ненадолго сбавил шаг. Джон быстро и куда более внятно, чем в первую встречу, объяснял Кате: не сами животные, а воспоминания, голоса; на Базаре ценятся высоко, колибри, клетка... Джерри снова начал терять нить их разговора. Кстати, подумал он, раз она колёсник, даже если недавно, значит, это все-таки может быть глючево. Особенно если Роджер тоже... Футболист, конечно, ну и что? С кем не бывает? Джерри не успел сообразить, как бы спросить об этом у Роджера - они уже подошли к обветшавшему, но вроде крепкому строению вроде сторожки.
- Стоять сам можешь? - спросил Роджер.
- Попробую.

Внутри оказался громадный зал с высоченным потолком. Одна стена была увешана оружием всех видов, другая - человеческими головами. Охотничьи трофеи. Выставка. Галерея. Во всю стену. М-мать. Джерри прислонился к чему-то из мебели, чтобы не упасть. Катя заинтересовалась стеной с оружием, потом направилась к полкам с книгами и журналами в конце зала, принялась перебирать книги. А вот Роджер... Роджер стоял возле стены с "трофеями" и смотрел. Смотрел долго. Шаг в сторону - и снова смотрел. Застывшее лицо было серовато-бледным. Сейчас в обморок грохнется, подумал Джерри.

- Роджер! - хрипло окликнул он. - В чем дело?
- Я его знаю, - глухо отозвался Роджер, не отрывая взгляда от одной из голов. - Известный футболист, пропал без вести, - Все тем же глухим голосом Роджер назвал имя, команду, перечислил заслуги. Как некролог прочел. - И еще нескольких. - И снова - имя, команда, заслуги...

Катя оставила книги и подошла к Роджеру. Джон бросил возиться в углу, где он громыхал каким-то... инвентарем, что ли... и тоже слушал. Джерри хотелось выть в голос и биться головой об пол.

Наконец Роджер замолчал. Оглянулся вокруг, словно не очень понимая, где он и кто рядом с ним, потом с пустыми глазами пошел к полкам. Катя шагнула было за ним, но Джерри поднял руку:
- Подожди. Давай твои таблетки.
Вытряхнул, не глядя, на ладонь несколько штук. Не считая, добавил еще одну.
- Я тебе запить найду, - предложила Катя.
Джерри помотал головой и ссыпал капсулы в рот. В пересохшее горло они прошли с трудом, но брать в этом... доме что бы то ни было, даже пару глотков воды - его от одной мысли об этом замутило.

Когда Роджер подошел к нему с каким-то спортивным журналом в руках, боль уже несколько притупилась. Как и эмоции. Еще шатало, да, но ноги держали.
- Там у него... - Роджер словно выталкивал из себя слова, - альманахи... подписка... за много лет... И списки... с пометками... Кого, когда... и звезды... и молодые тоже... много... Он отслеживал... выслеживал... Вот, - журнал был раскрыт на странице с фотографией Роджера.

Джерри пробежал глазами статью. Это был обзор перспективных молодых игроков. Роджером в обзоре восторгались, его называли восходящей звездой и прочили ему блестящее будущее. В списке достижений хватало непонятных сокращений, но длина этого списка впечатляла сама по себе.

Воображение против воли нарисовало голову Роджера на стене. Джерри протянул журнал обратно:
- Выберемся отсюда - надо будет съездить на твою игру.

- Там внизу кто-то есть, - неожиданно сказала Катя. - Я слышу.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:12
#10


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 10

В подвал Джерри спустился сам, осторожно держась за стену. От лестницы отходить не стал - спуск дался не то чтобы легко. Кроме того, и отсюда видно и слышно было более чем достаточно.

Клетки, клетки, клетки. Вой, рычание, жалобный скулеж. Фиксаторы, растяжки, железки.

Мастерская по производству зверюг.

Одни уже были покрыты броней точно так же, как те, что были с охотником. Другие - частично, кто больше, кто меньше. Многие из таких были привязаны или распялены в клетках так, чтобы не доставать до торчащих из тела штырей, на которые еще не были навинчены грубые железные пластины. Катя решительно пошла вглубь прохода.

Расссмотрев обитателей ближайших клеток, Джерри решил, что с него хватит. Останавливаясь чуть ли не на каждой ступеньке, он поднялся из вони и гама подвала наверх, прислонился к стене, пытаясь отдышаться. Боль теперь была сама по себе, мир вокруг - сам по себе, и он - сам по себе. Господи, как надоела вся эта беготня. Отлежаться бы где-нибудь...

Джон подошел, бережно неся клетку средних размеров:
- Нашел! Там в основном большие, но я нашел подходящую. Колибри, понимаете? Если удастся поймать воспоминание о колибри, может, я смогу купить на Базаре свою фамилию!
Джерри успокаивающе кивнул ему:
- Скоро пойдем, уже скоро.
Один нормальный человек в этом городе, не считая нас, подумал он. Да и тот псих.

Из подвала появились Роджер и Катя. Роджер так и таскал с собой тот альманах; Катя же на руках несла... щенка, решил Джерри. По крайней мере, на щенка он был похож больше всего. Железок из него вроде бы не торчало.
- Что, с собой потащишь? - хмыкнул Джерри.
- Не оставлять же его здесь! И бросать его нельзя, он пропадет!
- Ну-ну. Детка, ты серьезно думаешь, что с нами он целее будет?
- Не называй меня деткой! - резко отозвалась Катя, не выпуская щенка и в упор глядя на Джерри потемневшими глазами.
- У нас мало времени, - извиняющимся тоном заговорил Джон, - тринадцатый час, помните, я говорил, нам надо успеть...

Джон осторожно вошел в пустой вольер для птиц. Там начался громкий встревоженный щебет, писк, звук бьющихся крылышек. Наконец Джон выбрался наружу, радостно прижимая к себе клетку:
- Вот!
Катя помогла ему запереть дверцу вольера. Куда делся щенок, Джерри не заметил. Роджер молча стоял рядом, слегка ссутулившись; Джерри опирался на него, все еще не до конца доверяя телу.
- Ну что, идем на Базар?

Не успел они выйти на широкую прямую аллею, ведущую к воротам, как послышался приближающийся вой сирены.
- "Скорая"... - побледнел Джон.
- "Скорая"?! - вскинулась Катя.
- Я же говорил, главный врач... один раз вы ушли от него, теперь он ищет вас... он знает, как вас найти... Бегите, бегите!
- А вы?!
- Я справлюсь, я как-нибудь... я сумею... он ведь ищет вас... да бегите же!

Джерри задохнулся от рывка - Роджер подхватил его, не заставляя Джона повторять еще раз, и бегом рванул по аллее, но не к воротам, а вглубь зоопарка.
- Ты... куда?..
- На второй выход, - буркнул Роджер. - Расслабься сколько можешь.
И прибавил скорость.

Боль и одышка напомнили о себе с новой силой, но вскоре Джерри сумел-таки повиснуть на Роджере мокрой тряпкой. Размеренный и в то же время стремительный бег ничуть не напоминал ту исступленную истерику, в которой сам Джерри совсем недавно несся по лесу, обдираясь об острые листья. Расслабившись, он почти перестал чувствовать толчки, и вскоре им завладела отрешенность. Колыхание, ветер на лице, несущаяся мимо темнота... Закрывать глаза Джерри не стал. Роджер мчался все так же ровно и быстро. Ну и лось, подумал Джерри и вспомнил, что именно это он сказал Роджеру несколько часов назад, когда они трое только попали в этот город. Всего несколько часов. Целых несколько часов...

Когда аллея, завершив круг, снова вывела их к охотничьему домику, они вылетели прямо к перевернутой машине "скорой помощи", из которой как раз показались две медсестры с личиками фотомоделей. На обочине валялись какие-то железки и полуразмотанная бухта металлического троса. Из-под машины продолжало выползать зеленоватое желе с гнилостным запахом, формируя перед Катей и Джоном огромную человекоподобную фигуру. Вместо пальцев у нее были шприцы с ржавыми иглами.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:13
#11


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 11

Медсестры выскочили из машины одним прыжком (как катапультой выкинуло, подумал Джерри) и приземлились на длинные лезвия, заменявшие им ноги. Под остриями треснул асфальт. Лезвия защелкали, как ножницы, быстро-быстро неся к Роджеру и Джерри грудастые торсы. Идеально правильные, доброжелательно-бесстрастные лица... но Роджер уже рванул к воротам, откуда, видимо, приехала машина.

В ушах у Джерри засвистел ветер. Только сейчас он понял, как Роджер может бежать. Хотя разве это "бежать"? Роджер несся по прямой широкой аллее с такой скоростью, что Джерри не мог ни расслышать, ни понять, близко ли погоня. Повернуть или приподнять голову он не рискнул. Он чувствовал, как работают мышцы несущего его человека и понимал, что Роджер сейчас выкладывается по максимуму, а может, и сверх того. Джерри страшно боялся, что малейшее его движение может помешать Роджеру, сбить футболиста с хода, разладить ритм, пусть и на долю секунды. Черт их знает, этих сестричек "ноги-ножницы", вдруг этого им хватит, чтобы догнать. На всякий случай Джерри попробовал заодно отключиться от всех мыслей. Это получилось на удивление легко.

Ворота оказались ближе, чем он думал. Джерри так и не понял, пролетел Роджер в открытую створку или же, не сбавляя хода, снес ту, что просела на ржавых петлях. Мир для Джерри снова возник лишь тогда, когда Роджер сгрузил его на грязный асфальт в какой-то подворотне и наклонился вперед, упираясь руками в колени, стараясь как можно быстрее восстановить дыхание. У Джерри кружилась голова; он попытался встать, цепляясь за стену, и в конце концов ему это удалось.

- Нет, парень, я на твою игру точно приду, - едва слышно прошептал Джерри.

Роджер криво усмехнулся в его сторону. Выпрямившись, он осторожно глянул из подворотни на улицу и тут же вжался в стену, вдавив в нее и Джерри. Через секунду-другую послышалось проносящееся мимо зловещее щелканье "ножниц". Потом все стихло. Через некоторое время Джерри почувствовал, что рука Роджера, прижимавшая его к стене, ослабила нажим. С трудом переводя дыхание, Джерри осел и обхватил руками колени.

Время шло.

Джерри сидел все в той же позе, изредка поднимая голову и поглядывая на Роджера. Тот время от времени отходил, осторожно выглядывал на улицу, потом возвращался. А Джерри перебирал в памяти все, что с ним случилось, начиная с того ублюдка в футболке. Страх перед полицией и отцом давно уступил место настоящему ужасу. Выбираться отсюда, подумал Джерри, выбираться как можно скорее. Толстуха у перехода, побег... да я сам отцу позвоню, как только окажусь там! Он вдруг понял, что ёжится при мысли об отце и хмыкнул. Не убьет же он меня, в самом-то деле. Скандал, конечно, будет страшный. Меры примет, о да, Джерри снова поёжился. Но ведь не убьет! По-настоящему - не убьет, не то, что эти. Они будут пытаться, пока не... Пытаться, ха. Чего там, они меня уже почти убили. А может, и не почти... Господи, его передернуло, да что это я? Совсем свихнулся. Или вот-вот свихнусь. Выбираться, сказал он себе, чувствуя, как внутри все дрожит. Выбираться отсюда. Любой ценой. Любой.

Роджер тронул его за плечо и кивнул в сторону зоопарка. Джерри с трудом поднялся на ноги. Опять, подумал он. Опять начинается. Роджер направился к выходу из подворотни, и Джерри побрел следом.

У ворот зоопарка он увидел Катю и Джона. Джон почти висел на плече девушки. Он был бледен до синевы, согнут почти пополам и еле мог идти. Катя одной рукой обхватывала его, не давая упасть; в другой тащила пустую клетку. Роджер направился прямо к ним, подхватил Джона и вопросительно посмотрел на Катю.
- Главврач, - мрачно сказала она.
- Меня... в аптеку... пожалуйста...- прохрипел Джон. В углах рта пузырилась зеленоватая пена. - Это недалеко... вы успеете... и потом успеете на Базар... - он обвис на руках Роджера.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:15
#12


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 12

Как они добирались до аптеки, Джерри почти не помнил. Помнил висящие в воздухе плиты-ступени, ведущие к двери. Идя по ним, он чувствовал себя болванчиком из компьютерной игры, в которую гонял в детстве. Дверь, кажется, тоже висела в пустоте, но вела в нечто вроде кунсткамеры. Аптека, ну да, аптека, подумал Джерри, глядя на стоящие на полках емкости, в которых что только не плавало. Почему-то особенно запомнилась банка, где хранился отрезанный палец с крупным перстнем на нем. И бутыль с эльфами-светлячками.

Сухощавый старомодный аптекарь с бородкой клинышком и в круглых очках на тесемке занялся Джоном. Джерри даже смотреть не стал, что именно случилось с врачом. И так понятно, что хрень. Потом на него накатило. Он слышал, как Катя о чем-то спрашивала, как ей отвечали то аптекарь, то Джон, и с трудом удерживался, чтобы не перебить все эти чертовы банки-бутылки с пальцами, гомункулусами, зародышами и еще черт знает какой дрянью. А потом и это ушло. Накатило мутноватое отупение. Жрет он меня, этот город, вяло подумал Джерри. Дожевывает.

Потом они шли по улицам (Джон остался у аптекаря). Сперва молча, потом заговорили. Но не о том, что надо было сделать, а почему-то о том, что было там. Не столько о себе, сколько о прежнем, ином, настоящем мире. То ли напоминали себе, что он существует, то ли убеждали себя в его существовании.

Они пришли к зданию Базара минут за десять до тринадцатого часа. Двери оказались закрыты, но люди уже подходили и оставались ждать. Джерри немного потолкался среди местных, но попытки выяснить хоть что-нибудь о библиотекаре успеха не имели. Не видел, не знаю, не помню. Толпа у дверей все росла. Рождественская распродажа, хмыкнул Джерри. Сейчас откроют, и начнется давка. Он ошибся: когда двери наконец открылись, хлынувший внутрь народ оказался в здании как-то очень быстро и без суеты.

С последним ударом часов двери закрыли, и люди стали разбредаться по громадному многоярусному помещению. Катя и Роджер как-то странно оглядывались кругом, а Джерри охватило нетерпение.
- Библиотекарь нам нужен, - он старался говорить спокойно, хотя хотелось орать. - Библиотекарь. Или хоть что-нибудь о нем.
Роджер посмотрел на него сверху вниз и сунул ему в руки клетку с щебетом.
- Ты у нас менеджер - так вот иди и продавай, - веско заявил он. - Потом тут встретимся.
Джерри ошалело заморгал. А когда собрался спросить, при чем тут менеджер, Роджер с Катей уже шли вдоль длинных рядов. Джерри вздохнул и отправился на галерею второго яруса, косясь на пустую клетку и в очередной раз чувствуя себя идиотом.

Презентация удалась. Вдохновенная речь о достоинствах и потрясающей ценности содержимого клетки собрала вокруг Джерри изрядную толпу; правда, услышав о библиотекаре, большинство отводили глаза. Наконец поближе протиснулся типчик, одеждой и физиономией смахивающий на мелкого гангстера времен... Аль Капоне, наверное. Джерри с ним уже сталкивался, еще когда ждали открытия Базара. Тогда он увильнул от ответов на расспросы о библиотекаре, а тут вот предложил проводить. Прямо сейчас.

По мнению Джерри, типчик где-то привирал, но когда он довел его до Кати с Роджером, Катя вранья не почувствовала, а Роджер так и вовсе пожал плечами, вопросительно глядя на Джерри. Шел тринадцатый час. Джон предупреждал. Ч-черт, библиотекарь был нужен до зарезу. Джерри вздохнул.
- Веди, - буркнул он типчику. - Дойдем, тогда и получишь.

На улицах, которыми вел их типчик, людей не встречалось. Тринадцатый час, подумал Джерри. Одни мы тут шляемся. Вывернув из-за поворота, они увидели на другой стороне широкой улицы здание. В проеме без дверей бушевал огонь, не вырываясь наружу. Джерри застыл на месте, пялясь на это зрелище.

- Вот, - заявил типчик и потянулся к клетке.
- Это что?! - Джерри убрал клетку за спину.
- Библиотека.
- Так она же горит.
- Ну да, - типчик, судя по всему, никакой проблемы в этом не видел.
- А библиотекарь?
- В библиотеке, где же еще?
- И как же нам туда?..
- Как всем.
Дурдом, подумал Джерри. А, черт с ним, пускай забирает и катится. Джон вроде говорил, что ходил в библиотеку, значит, попасть туда все-таки можно. Может, надо только эту вот полосу огня проскочить, а за ней все нормально будет.
- Держи, - сунул он клетку типчику. Тот бережно взял ее.
- Так я пошел, - небрежно кивнув, он направился обратно.

И тут взвыла сирена "скорой помощи". Совсем рядом. В следующую секунду машина вылетела из-за угла.

Типчик, охнув, выхватил откуда-то здоровенный пистолет и кинулся бежать, на ходу паля в сторону "скорой". Целиться он и не пытался.

Взвизгнув тормозами, "скорая" остановилась, отрезав путь ко входу в библиотеку. Двери машины распахнулись.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:17
#13


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 13

М-мать!

Джерри со всего маху грохнулся на колени и с силой ударил ладонями в асфальт, содрав едва поджившие на руках корочки. Мотаем назад! Больше всего он боялся, что черный поток захлестнет, как в прошлый раз, и он, не помня себя, понесется прочь от библиотеки. Только на этот раз долго бегать не прид... Стоп! Он едва не пропустил момент, когда "скорая" вылетела из-за угла. Чуть вперед, ага. Вот. Типчик, стреляя, бежит от машины. Яростный черный поток с грохотом ударил в створы. А теперь переставляем - вот это, это и это. Ну-ка... Еще чуть вперед. Еще. Стоп. Очередной грохочущий удар. Вырезаем отсюда и почти до конца. Да, вот это тоже убрать. Снова удар. Не могу больше, подумал Джерри. Последние полторы секунды - еще разок. Да. Оставляем так. Черный пенистый гребень взметнулся над створами, перехлестывая их. Поехали!

Взвыла сирена "скорой помощи". Совсем рядом. В следующую секунду машина вылетела из-за угла. Типчик, охнув, выхватил откуда-то здоровенный пистолет и кинулся бежать, на ходу паля в сторону "скорой". Одна из пущенных наугад пуль пробила колесо, машину занесло и разверн...

- Внутрь! - заорал Джерри, срываясь с места.

Огонь в проеме. Шаг внутрь, лицо обдало жаром, шаг вбок, взгляд назад. Катя была в шаге-двух от входа, Роджер несся последним - и тут перед "скорой" попал в выбоину, машина "клюнула" и с лязгом и скрежетом перевернулась на Роджера, погребая его под собой.

Катя резко затормозила. Развернулась. Сделала шаг к машине. Глянула по сторонам, словно ища что-то. Да нету здесь веток, не-ту, мысленно взвыл Джерри. Куда тебя несет?! Зена - королева воинов, млять!

- Внутрь, дура! - не церемонясь, гаркнул Джерри, хватанувшись за косяк, чтобы не свалиться.

Катя зло огрызнулась, и он в ответ яростно обругал ее, не выбирая выражений. Его душило бешенство: сначала в лесу понеслась черт знает куда, ни единого слова не сказав им с Роджером; а теперь собралась лезть на главврача и двух медсестер в одиночку и с пустыми руками. Он только что чуть не выжег себе мозги, чтобы расчистить проход к библиотеке, а ей на это было наплевать, потому что приперло героически сдохнуть. Ну и черт с ней. Роджеру просто не повезло, а эта сама напросилась.

За спиной что-то рухнуло, треск огня стал громче. Нет, одному туда нельзя, мелькнула мысль, придавит балкой, и все. Ч-черт, неужели все-таки снова придется... Из разбитого бокового стекла вываливалась желеподобная дрянь, поднимаясь над асфальтом вместо того, чтобы растекаться по нему. Медсестры ударили изнутри в заклинившую дверь, дверь выгнулась наружу. Джерри лихорадочно соображал, где и что можно чуть-чуть подправить - полсекунды, не больше, больше не выдержать. На двоих не хватит. Даже на одного может не хватить.

Синеватая гниющая туша выросла перед Джерри. Вонь усилилась. Ржавые иглы "пальцев" уставились вверх, мерзкая лапища лопнула вдоль, и из дыры хлынул пестрый поток таблеток и капсул. Чистенькие, яркие, голубые, белые, фиолетовые, оранжевые, темные, разноцветные - они сыпались и сыпались, раскатываясь по мостовой. Вот сукин сын, в отчаянии подумал Джерри, вцепившись обеими руками в горящие косяки дверного проема. Вот ведь сукин сын.

Когда из жуткого свища потекли струи порошка вперемешку с капсулами, Джерри разжал обожженные пальцы и шагнул вперед.

За спиной главврача дрогнула и начала приподниматься машина "скорой помощи".

Джерри сглотнул и сделал еще шаг.

"Скорая" резко двинулась вверх, на миг встала на колеса, но тут же перевалилась через борт, обрушившись на главврача.

Из-за машины поднялся огромный ощерившийся зверь. Мощные мышцы, здоровенные клыки, ярость в глазах... Господи, подумал Джерри, вот теперь его точно ничем не остановишь. Взгляд чудовища скользнул кругом и остановился на Джерри и Кате. Зверь подобрался для броска.

Джерри судорожно вдохнул и, не думая, заговорил. Что первым пришло в голову. Ритм. Давно заученные, а потом напрочь забытые слова вспоминались без труда.

Джон Мильтон. "Потерянный рай".

О первом преслушанье, о плоде
Запретном, пагубном, что смерть принес
И все невзгоды наши в этот мир,
Людей лишил Эдема, до поры,
Когда нас Величайший Человек
Восставил, Рай блаженный нам вернул,-
Пой, Муза горняя!


Строфа. Страх отступил, но не ушел. Зверь так не прыгнул, но зло щерился. Еще строфа. Потом еще одна, подумал Джерри, и кранты, дальше я не знаю.

...Сойди с вершин
Таинственных Синая иль Хорива,
Где был тобою пастырь вдохновлен,
Начально поучавший свой народ
Возникновенью Неба и Земли
Из Хаоса; когда тебе милей
Сионский холм и Силоамский Ключ,
Глаголов Божьих область,- я зову
Тебя оттуда в помощь; песнь моя
Отважилась взлететь над Геликоном,
К возвышенным предметам устремясь,
Нетронутым ни в прозе, ни в стихах...


Огонек ярости в глазах угас. Верхняя губа приспустилась, скрыв клыки. Напряжение мощного тела ослабло, и это тело словно стало уходить само в себя, меняя очертания. Морда становилась лицом. Джерри осекся на полуслове и перевел дыхание: Роджер.

Из-под машины снова полезла гнилая пакость. Не теряя больше времени, все трое шагнули в дверной проем - и в горнило библиотеки.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Wyrm-Takes-Last
Jan 12 2009, 12:18
#14


Частый гость
**

Пользователи
74
7.10.2008




Episode 14. Epilogue.

Вокруг бушевал огонь. Мучительно ежась от жара, прикрывая руками лица, они шли через пылающие залы, в которых горели книги, рукописи, журналы, фолианты, тетради, газеты, манускрипты, разрозненные листы. Охваченные пламенем стеллажи время от времени проседали и рушились.

Человек сидел за столом и читал горящую книгу. Они были шагах в десяти от стола, когда он отодвинул книгу и поднял голову, словно за треском пламени услышал звук их шагов.

Лицо Джона.

Библиотекарь.

- Вы пришли, - сказал он, вставая из-за стола.

И тут Джерри оглох. Вернее, не то чтобы совсем оглох, отдельные слова пробивались сквозь бесплотную вату в ушах. Кошмары... Выбор... Вы должны сами...

Да мать вашу, сколько же можно?!

Джерри так и не понял, появились эти пюпитры перед каждым из них или же они стояли здесь и раньше, просто он не замечал. Он покосился в стороны. Перед Роджером лежал, видимо, спортивный журнал: фото из какого-то матча и какие-то таблицы. Перед Катей была раскрыта толстая книга; судя по неаппетитному рисунку, обрамленному мелким текстом - что-то медицинское. Джерри глянул на разворот журнала, лежавшего перед ним. Глянцевые страницы, яркие фотографии. Красная ковровая дорожка, вечерние туалеты, смокинги, лимузины, блеск драгоценностей, ослепительные улыбки, публика, фотографы. Понятно.

За спиной раздалось хлюпанье и что-то, напоминающее сопение. Почему-то они были слышны ясно и отчетливо. Все-таки он прошел, подумал Джерри, оборачиваясь. Вот гад.

Туша главврача высилась позади, отрезав единственный выход из комнаты.

- Решайте, - негромко произнес библиотекарь.

Катя шагнула к груде гниющей плоти, одновременно шаря в своем рюкзачке. Достала конверт и вытащила из него лист.

- У тебя нет власти надо мной! - громко и грозно выговорила она и разорвала лист. Половины листа тут же вспыхнули.
Одновременно загорелись страницы книги на ее пюпитре, и вскоре там осталась лишь груда пепла на обгорелом переплете.

Джерри молча смотрел, как на чудовищном теле взбухают и тут же опадают, сочась гноем, желваки. Сбоку, оттуда, где был Роджер, послышалось потрескивание - не то звук разрываемой бумаги, не то треск пламени. Когда Джерри наконец глянул в ту сторону, на пюпитре Роджера тоже лежала груда пепла.

Джерри молчал и не двигался. Пауза затягивалась.

Наконец он вытащил бумажник, извлек три листка бумаги. Рецепты. Рецепты из клиники. Развернул их веером, обернулся к своему пюпитру и подбросил в воздух. Они сгорели мгновенно, а там, куда упал их пепел, загорелись глянцевые страницы.

Омерзительная туша колыхнулась.
- Когда-нибудь ты все равно оступишься, - прозвучал в ушах уверенный голос. Джерри был уверен, что этот голос идет от главврача. - Я подожду.

Джерри хотел показать в ответ непристойный жест, но в голове вдруг зазвенело, тело стало необычайно легким, глаза заволокло...

...и он почувствовал толчок в плечо. Открыл глаза, увидел проезжую часть (мимо неслись машины), светофор (горела красная надпись "Стойте!"), людей возле перехода (кто-то из них, похоже, и задел его, проходя мимо). Рука сжимала папку, в кармане пиджака болтался мобильник. Джерри снова закрыл глаза и резко мотнул головой.

Не помогло. Все осталось на месте.

Парень в футболке с надписью "За разбитые сердца не отвечаю!" отвернулся от продавца, в одной руке держа хот-дог, другой запихивая за ремень джинсов бумажник. Угол бумажника слегка выпирал под футболкой. Джерри стоял как дурак и пялился на него. Парень направился прямо к нему:
- Слушай, я вот все иду, думаю - где я тебя видел? Никак вспомнить не могу. Вот разве что... В прошлом году, когда диспут-клубы Принстона и Гарварда в универе выступали - не ты тогда в полуфинале речь толкал?
Ту свою речь Джерри помнил прекрасно. С нее-то и начался перелом в пользу Принстона. Парень, приглядывавшийся к Джерри, расплылся в улыбке:
- Точно! Ты! Ну ты тогда и задвинул! А я все смотрю - лицо знакомое, а где видел - никак вспомнить не могу.

Джерри со всего маху хлопнул себя ладонью по бедру и захохотал во весь голос. Парень смотрел на него с удивлением:
- Э... ты чего, а?

Джерри продолжал смеяться, пока на глазах не выступили слезы.


EPILOGUE

Через пару недель, закончив наконец со всеми курсовыми и экзаменационными тестами, Джерри подбил нескольких приятелей съездить на матч с участием орегонцев. С их мест почти не были видны лица игроков во время выхода на поле и ухода, а разглядеть их за забралом шлема было и вовсе невозможно. Но каждый раз, когда комментатор произносил имя Роджера Остенсо, у Джерри слегка ёкало внутри.

Матч закончился победой орегонцев.

В раздевалке было шумно. Вокруг футболистов водоворотом крутились с поздравлениями фанаты, на шею им вешались девушки. Кого-то отсюда выталкивали, невзирая на бурные протесты. Джерри с трудом пробирался вперед. Еще немного, еще... ну-ка...

Роджер, на шее которого с восторженными визгами висела какая-то девица, встретился глазами с Джерри. Оба застыли.

Черт, подумал Джерри, значит, все-таки это было. А я уже почти поверил, что глючил. Черт.

Роджер торчал посреди раздевалки скалой в водовороте, не замечая ни размахивающих перед ним руками парней, ни чмокавших его в щеку девиц. Он смотрел на Джерри, и широкая улыбка сползала с его лица. Кое-кто уже начал оглядываться в поисках того, на кого или на что Роджер так уставился.

Джерри заставил себя двинуться с места. Пробрался-таки к Роджеру, хлопнул по плечу. Поздравил с победой.

Что говорить еще, он не знал.


* * *

Через неделю после поездки на матч Джерри позвонил отцу. На следующий день за несколько минут до назначенного времени он явился в кабинет отца в костюме и при галстуке, кивнув секретарше, предупредившей, что через пятнадцать минут у мистера Фарнхэма назначено совещание.

Фарнхэм-старший смотрел на сына внимательно, но без особой теплоты. Джерри стало не по себе (как обычно в последнее время при разговорах с отцом даже по телефону).

- Я по делу, - Джерри изо всех сил старался, чтобы в голосе не проскочили заискивающие интонации. - Я тут определился с первым проектом, которым хочу заняться.
- Слушаю тебя, - Фарнхэм-старший говорил отрывисто и жестко.

Джерри мысленно выдохнул. По крайней мере, отец был согласен выслушать. Это хорошо. Ну, теперь главное.

- Пап, купи мне квотербэка.
- Это что еще за новости? - поинтересовался отец. - Ты в продюсеры собирался. Давно передумал?
- Да нет, - Джерри пожал плечами. - Ходили тут с ребятами на матч... ну я и заинтересовался. Да и какая разница, с чего начинать? Вот тут, - он хлопнул на стол отца кожаную папку, - кое-какие материалы о нем. Говорят, перспективный. Ну и бизнес-план я набросал.

При словах "бизнес-план" Фарнхэм-старший смерил сына взглядом и слегка поморщился.

- Посмотрим, - подытожил он. - Оставляй пока свои... материалы.

Задав пару вопросов об учебе, о планах на каникулы, еще о какой-то ерунде, отец наконец отстал, и Джерри с облегчением распрощался.

Фарнхэм-старший провожал его взглядом, пока дверь кабинета не закрылась.
- Раздолбай, - негромко проворчал он, подтащив к себе по столу оставленную Джерри папку.


--------------------
Tomorrow soon turns into yesterday,
Everything we see just fades away.

I guess I'll see you dancin' in the ruins tonight.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Djingle
Jan 12 2009, 14:31
#15


Завсегдатай
***

Пользователи
481
14.10.2008




Великолепно. Прочитал все 3.
Возник вопрос:
Все 3 рассказа писали разные люди или один человек?



--------------------
Like, oh my god, is that Djingle Bellz?!

А почем нынче стоит снять 67% предупреждений полугодичной давности?
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Лето
May 25 2009, 21:29
#16


Частый гость
**

Пользователи
98
13.5.2009




Три игрока - три истории.


--------------------
Я не идеальный человек. Я гений-потребитель.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Progenitor
May 25 2009, 23:26
#17


Завсегдатай
***

Пользователи
425
14.1.2008
Волжский




жаль что только одна история в завершенном виде написана.


--------------------
Все, выше написанное, - ИМХО.
Who cares?
В среднем будет гореть половина лампочек.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение
Лето
May 26 2009, 06:16
#18


Частый гость
**

Пользователи
98
13.5.2009




Односессионки пост фактум трудно расписывать. По событиям насыщенность большая, а адреналин со временем спадает. Это примерно как с суточными или двухдневными тренингами, качели эмоций обратный ход дают.



--------------------
Я не идеальный человек. Я гений-потребитель.
Перейти в начало страницы
Вставить ник
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему

 

: · ·

· · ·

RSS : 22nd August 2019 - 12:14Дизайн IPB
Логотип форумов любезно предоставил Gorislav